Миссия-42 Лидия Смирнова

У нас вы можете скачать книгу Миссия-42 Лидия Смирнова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

При всем гигантском многообразии разумных жизненных форм, населяющих нашу Галактику, между ними больше сходства, чем различий. И именно это определяет наше местоположение во Вселенной, а именно в той ее части, что в просторечье зовется срединными мирами.

Нас всех объединяет то, что для дыхания нам нужен кислород, хотя и с самыми разнообразными примесями. Мы все имеем твердое тело, нуждаемся в приеме пищи и наличии верного друга рядом.

Мы все хотим жить, но всегда ли можем отвечать за свои действия? Можно ли считать любые наши поступки осознанными и существует ли свобода выбора между светом и тьмой? И в чем разница между этими первичными силами, разделившими мир и со времен создания Вселенной ставшими заслоном между нами и хаосом? Все человеческие города, в которых мне довелось побывать, шумны, грязны, вонючи и напоминают муравейники. Там, где есть люди, обязательно найдется мусорная куча, базар с назойливыми торговцами, пара-тройка храмов да с десяток борделей.

Люди вообще в своей массе коллективные создания и обожают шум и гам своих грубо слепленных городов. Вряд ли в нашей Галактике найдется другая раса, способная жить в такой неразберихе. Ну, может, только гоблины, но и они предпочитают устраивать свои бесконечные сражения на чистом воздухе, своевременно уничтожая отходы и сжигая покойников или просто переселяясь в другое место. Или взять, к примеру, эльфов: И ни одного нормального кабака: Да и голова наутро от него становится чересчур чувствительной к любым звукам, а особенно к их тягучим завываниям, гордо именуемым песнями.

С моей точки зрения, если в музыке нет барабанов, то это просто вой, и убедить меня в обратном у них так и не получилось. Да и плясать всю ночь у костра на трезвую голову мне не нравилось, если не считать того случая, когда я добавила в их яблочный сок немного дрожжей и, позаимствовав из местной лаборатории змеевик, соорудила перегонный аппарат. В ту памятную ночь моим прыжкам через костер могла бы позавидовать антилопа, а хитрое приспособление, которое Яша собрал из подручных средств, найденных в той же лаборатории, помогло транслировать какофонический концерт, устроенный нами, на пол-Меона.

И на их нарушение Ричард никогда бы не пошел. Как будто я не знаю о дриаде с Белеса и почему ваше благородие так часто стали туда наведываться! С наслаждением отхлебнув, она продолжила: Они умны, но немного самонадеянны. Эта характеристика близнецов не совсем соответствовала действительности. Ни одна заварушка, ни одно мало-мальски интересное событие не проходило без участия этих двух совершенно неуемных созданий.

Им все было интересно: Давай сначала устроим для них что-нибудь простенькое. Только все надо сделать так, чтобы они не догадались. У тебя есть что-нибудь на примете? Последний месяц зять только и делал, что требовал информацию об освободившихся заключенных. Вот тут у меня его досье. У нас очень неплохие условия для престарелых преступников, но это было его право. Подсуну им пару отчетов о проказах милого дедушки, пусть знают, какие на свете бывают мерзавцы.

Триш, как уже было сказано выше, был одной из множества планет, вращающихся вокруг Капеллы в звездной системе Возничего. До той поры, несмотря на бурную и довольно жестокую тамошнюю жизнь, эксперты и аналитики МЕССИИ считали ее совершенно безобидной. Межгалактическая полиция первая забила тревогу: После экспериментов сумасшедшего колдуна пришлось посылать бригаду чистильщиков.

С них семь потов сошло, прежде чем перебили всех монстров. Опыты Галара с нечеловеческими расами привели в ужас Совет и чуть не вызвали новое противостояние между людьми и остальными расами. Положение спасло лишь то, что колдун использовал людей в своих опытах не меньше, чем всех остальных.

Этнические отношения были одним из самых больных вопросов во Вселенной. Специальная конституция, подписанная двадцатью шестью основными видами, регулировала почти всё, но иногда все-таки происходили инциденты, подобные тому, с чем пришлось столкнуться на Трише. Добавим жучков к уже имеющимся, поставим в известность активного агента… К тому же недавно оттуда вернулась инспекция по контролю за магической активностью.

Там нет ни малейших отклонений. Если я их хорошо знаю, аналитической работой они прозанимаются от силы дня полтора. Предупреди ребят на пункте переброски, чтобы не волновались и сделали вид, что ничего не видят.

Да… и проследи, чтобы они прошли медобследование и…. Все равно выйдут сухими из воды… — Ричард усмехнулся, вспомнив проделки близнецов. Он же вроде был крупным специалистом по нежити. Так… минуточку… — Сара пощелкала кнопками, по экрану побежали строчки на всеобщем.

Скорее всего, там он и осел. Если я не ошибаюсь, там есть людская колония, хотя эта система и принадлежит темным эльфам. А теперь давай займемся Ревилем. Подтвердился ли сигнал о некроманте? Огромный пульсирующий шар чрезвычайно мерзкого цвета надвигался сверху неотвратимо, как смерть. Находясь в центре черной воронки, я наблюдал, как в стенах, сжимающихся вокруг, мелькают искаженные в муке лица и, ограниченный светящейся пентаграммой, выложенной на мозаичном полу, чувствовал бессильную ярость.

Единственный раздававшийся звук — пробирающий до костей металлический скрежет — не давал сосредоточиться, делая тщетными все попытки мыслить здраво. Тело сотрясалось от разрядов боли, и, пытаясь заслониться от приближающегося шара, я вдруг обнаружил, что у меня вместо рук крылья, а вместо пальцев — острые кинжалы.

Некогда белоснежное оперение покрылось пятнами крови, и сквозь него просвечивали чешуйчатые участки зеленоватого тела. Стенки вот-вот должны были сомкнуться — страшная клетка готовилась проглотить очередную жертву.

Мозг, лихорадочно искавший выход из западни, свело судорогой, и я, с яростным криком попытавшись выцарапать из себя этот ужас, не рассчитав силы, снес себе половину черепа. Все виденное тут же побледнело и стало рассыпаться на глазах. Картины с бешеной скоростью сменяли одна другую, и я больше не успевал реагировать на них.

Кошмарная тварь с тысячью глаз хватает меня щупальцами, но в последний момент превращается в здоровенного амбала с плеткой в руке, и я, согнувшись от нестерпимой боли, натыкаюсь на грустный и нестерпимо ласковый женский взгляд, постепенно наливающийся огнем и голодом.

Огромный стол, заваленный книгами и смутно знакомыми безделушками, яркий свет режет глаза. Блеск металла, жар огня и прохлада ветра поют мне сотней голосов, постепенно вытесняемые предсмертным хрипом. Кто-то шарит в пространстве, протягивая ко мне бесплотные руки, и, чувствуя на шее стягивающуюся удавку, я понимаю, что еще немного — и боль и ненависть вытеснят из моей души все светлое, что еще в ней осталось.

И тут, оттеснив в сторону сплав муки и наслаждения, меня пронзила весьма необычная в данной ситуации мысль: И кто, собственно, я такой? Не говоря уже о том, что я даже не могу вспомнить свое имя.

Это замкнуло круг, черный шар забвения, натужно застонав, лопнул, разбрызгивая остатки галлюцинаций, и наконец, поглотил меня полностью. Первое, что я увидел в реальном мире, была чья-то рука, тыкающая мне под нос клочок не слишком чистой, отвратительно воняющей тряпки. Отмахнувшись от мерзостного запаха, я угодил по плечу человеку женского пола, владелице настырной конечности.

Девушка, на голове которой пылало пламя, вид имела озабоченный и не обращала на огонь никакого внимания. Перепугавшись за нее, я заорал как бешеный, за что без лишних разговоров получил по физиономии. Удар у незнакомки поставлен был неплохо — щеку словно обожгло, но боль помогла прийти в себя. Реальность перестала расплываться, взгляд сфокусировался, и я сообразил, что принял за пламя всего лишь необычный цвет волос. Приподнявшись на локтях и оглядевшись, я обнаружил, что нахожусь на заросшей лесной дороге, сейчас день и никакой черноты в округе не наблюдается.

Звон в голове унялся, но одна проблема по-прежнему требовала решения. Пошарив вокруг, я нащупал важную вещь и, не задумываясь, сунул ее в карман. Но что-то продолжало приближаться, в воздухе отчетливо запахло мускусом. Вот незадача, здесь, оказывается, опасно. В поле зрения появился здоровый детина с окровавленным мечом под мышкой и с таким же пламенем на голове, как и у девицы. Он сердито на меня посмотрел.

Неподалеку лежали два мертвых грима. Их пасти даже в мертвом состоянии вызывали дрожь. Тело ныло и отказывалось повиноваться. Но, кажется, что-то в моем голосе их все-таки встревожило, потому что, положив предварительно меч на землю, незнакомец поднял меня и посадил в седло стоявшего тут же коня.

Эта мысль мне показалась необычайно важной, но тут меня затошнило, и мир снова стал расплываться. Однако в то время как тело силилось удержаться на коне, мозг лихорадочно пытался определить того, кто приближался. Этот кто-то очень хотел есть, я ощущал его голод просто физически и чуть не пропустил то, что мне старался втолковать усадивший меня на коня парень.

Конь нервно переступал копытами, заставляя меня плотнее вжаться в седло. Чудище продолжало неторопливо приближаться, передвигаясь под землей так же просто, как мы по поверхности. Я оглянулся на рыжих, совершенно невозмутимо ползавших по траве, и удивился: Ты представляешь, что будет, если мы его не найдем? Но было уже поздно.

Воздух вокруг сгустился и потемнел, а с неба, чистого всего какое-то мгновение назад, в землю ударила молния. То, что это были брат с сестрой, сомнения не вызывало. Оба были рыжие, невысокие и очень похожие друг на друга. Только у парня была косая сажень в плечах, а девчонка… Она выглядела очень изящной….

Все-таки мы попытались уйти, хотя я и знал, что это бесполезно. Мы удалялись от опасного места со всей возможной скоростью, но мне становилось все хуже и хуже. Чужое сознание накатывало волнами, заставляя морщиться от боли. Мир расплывался и складывался в жуткую мозаику. Голос в голове нашептывал непонятные слова, и земля застонала от боли, когда ОН стал выбираться на поверхность.

Лошади захрапели и заметались из стороны в сторону. Не успел я опомниться, как снова оказался на земле. Мои спутники повытаскивали мечи, и тут из-под земли, выкидывая веером щупальца, показалось огромное существо, напоминавшее паука.

Держитесь подальше от жвал — они ядовитые! Чудовище зашипело и выстрелило паутиной, мгновенно накрывшей их обоих. Силы были неравны, но тут у меня в голове как будто что-то щелкнуло. Не сознавая, что делаю, я выхватил подобранный мною предмет из кармана и выставил его перед собой. Он полыхал в моих руках маленьким солнцем.

Срывавшиеся с моих губ слова были древними как мир и сливались с раскатами грома над головой:. Медленно поворачивая огромной головой, он пытался разобраться в ощущении дискомфорта, поразившего его. Вырвавшийся из камня мощный луч света вонзился прямо в центр его тела. Промахнуться было невозможно, но отдача была столь сильна, что меня отбросило на пару метров. Чудом не выпустив камень из рук, я старался не отводить луч от брюха зверя.

Раздался визг, чудище с такой быстротой рвануло обратно под землю, что только камни полетели в разные стороны. Звон наконец-то исчез окончательно, и я со спокойной совестью рухнул на землю с целью тут же умереть — сил не осталось даже на то, чтобы заставлять легкие дышать. Но сквозь окутавшую меня слабость в мой затуманенный мозг пробилась мысль, что мирно помереть мне не позволят. С каждым судорожным вдохом в меня втекала энергия, которой окружающие спешили со мной поделиться.

Мягкая и тягучая — от деревьев, неодобрительно смотревших на мои усилия и в то же время с готовностью делившихся со мной своей вечностью. Колючая и прохладная — от летнего ветерка, напевавшего быструю песенку о том, как здорово быть ураганом и летать над бескрайней водой.

От жучка, доверчиво уткнувшегося мне в ладонь, и, наконец, остаток чистой энергии от сверкнувшего напоследок камня, превратившегося в обычный булыжник. Вокруг лежали вывороченные с корнем небольшие деревца и кусты. Одна из куч земли зашевелилась, и из нее, чертыхаясь и отплевываясь, показались две рыжие головы. Лет через восемьдесят, раньше в ад тебя все равно не пустят. Я судорожно кивнул, и тут его взгляд упал на выроненный мною предмет, и он присвистнул от удивления:.

Вор у вора… Нике, смотри, как вовремя тебя обокрали. Она бросила уважительный взгляд на камень и повернулась ко мне. Никогда не видел, чтобы кто-нибудь так белел, хотя вроде бы дальше некуда. Я отхлебнул и закашлялся, из глаз потекли слезы и даже волосы на голове зашевелились — жидкий огонь, попав мне в горло, превратил мои внутренности в раскаленную печь, а добравшись до желудка, вызвал там атомную войну. Впившись в него зубами, я даже заурчал от удовольствия, никогда раньше я не ел такой вкуснятины.

Огненная вода, остыв, вызвала зверский аппетит и обострила все двадцать четыре чувства, ну или сколько их там у меня было. Мир стал весело покачиваться, из-за дерева выглянул премиленький зеленый чертенок и, усмехнувшись, показал мне язык. Мои рыжие знакомцы заплясали вокруг хороводом, а лошадь хитро подмигнула.

Я с усилием заставил себя сосредоточиться. Звуки расплывались в воздухе, с трудом складываясь в слова; как ни странно, мозги заработали лучше, а отхлебнув еще разок, я понял, что отсутствие памяти — это еще не конец света. Мой рассказ произвел впечатление. Нике вытащила из своего бездонного мешка странный плоский предмет величиной с ладонь и, ткнув брата в бок, что-то ему показала.

Ты помнишь, чтобы эта штука когда-нибудь ломалась? А может, я его просто не зарядила… или взяла бракованный? А то он слишком горячий какой-то.

Нике без объяснений опять полезла в мешок, достала оттуда плоскую штуковину и сунула мне под нос. Из маленького зеркала на меня глянула худая скуластая физиономия с сильно раскосыми прозрачными глазами. Волосы у незнакомца были белые, а взгляд туманный. Мне тут же повернули голову вбок и продемонстрировали в зеркале мое же ухо, отличавшееся крайней заостренностью.

Мне всегда было интересно проверить, как их порода реагирует на нормальные напитки. Вот бы на Энлиле проверить… — мечтательно протянул он. Давай лучше подумаем, что будем делать дальше. А заодно придумаем имя этому длинноухому, а то у меня такое чувство, что он с нами надолго. Яшка, повернувшись к сестре, повертел рукой возле виска — странный жест, значения которого я не понял, но показавшийся мне выражением недоверия.

Поэтому, когда мы через несколько минут двинулись в путь, я решил не говорить им о пяти всадниках, что находились в полукилометре южнее нас. Все равно ударной волной их здорово накрыло, да и я, надо признаться, приложил к этому руку. Поэтому, не чувствуя никакой опасности и слегка успокоившись, я с чистой совестью задремал, покачиваясь в седле и уткнувшись в шею приятно пахнувшей жизнью животинки.

Надо отметить, что первая встреча с близнецами научила меня некоторым вещам, о которых я никогда не забываю. Во-первых — никогда больше не пью из личной фляги Нике. Как мне потом объяснили, наличие там абсента, от коего я чуть не помер, это моя большая удача.

Обычно она такого туда намешивает — ну просто караул. И самое главное — это был первый и последний раз, когда я слепо последовал за этой парочкой. Далеко на севере, внутри горы, с боку на бок перевернулось огромное существо. Острые, как бритва, когти непроизвольно выдвинулись из передних лап, крылья напряглись, из-под низко опущенного века блеснул ярко-оранжевый кошачий глаз. В окружающем мире что-то изменилось, и это его очень обеспокоило.

Сам-то он ничего не боялся, да и не существовало в Галактике силы, способной причинить вред взрослому дракону, обладающему мудростью всех своих предков. О себе он не тревожился, гораздо больше его волновала безопасность предмета, находящегося прямо возле его носа. Довольно крупный перламутровый шар лежал в центре ямки, наполненной кипящей огненной жидкостью, в которой специалист без труда узнал бы лаву.

Не первый день дракон силой своей магии удерживал вулкан от извержения, заставляя его выбрасывать необходимую для яйца энергию маленькими порциями, и уже начинал понемногу уставать. Пока еще незаметно, совсем чуть-чуть, но чешуйчатый покров гиганта утратил блеск, тело, лишенное свободы движений, мало-помалу теряло гибкость, а когти, некогда крошившие камень в пыль, начинали тупиться.

Но дракон не сомневался — жертва того стоила, и сейчас с радостью наблюдал за тем, как его сын, зачатый более двухсот лет назад во время звездного танца, начал двигаться внутри своей необходимой темницы и задавать глупые вопросы. Маленькие дракончики созревали очень медленно. Сначала формировалось тельце, постепенно превращаясь в совершенный организм, не подверженный болезням и старости.

Но это было не самое главное. Знания и внутренняя сила — вот что делало дракона драконом. Передача знаний — ответственный и долгий процесс. Именно поэтому много лет назад была выбрана эта планета. Здесь было все, что нужно: И вот когда процесс был почти завершен, в окружавшем планету поле стали появляться небольшие вихревые возмущения. Это очень не понравилось старому дракону. А сегодняшний всплеск заставил его поежиться от нахлынувшего предчувствия.

Нежно мурлыкнув, он облизал драгоценное яйцо длинным, раздвоенным на кончике языком. Что бы ни случилось, он сумеет защитить своего малыша. Двигались мы так быстро, как только могли. Во время неразберихи, случившейся с нами в последнее время, мы потеряли всякую ориентацию и двигались теперь по едва заметной тропинке, которая петляла среди огромных деревьев, росших так густо, что дневной свет почти не проникал до земли.

На единственной оставшейся лошади ехал, точнее, спал странный доходяга, а мы с сестрицей были достаточно тренированны, чтобы выдержать пеший переход и в более тяжелых условиях.

Захваченный из дома компас помогал мало — на севере оставался Феб, а что нас ждало на юге, было неизвестно, но что ничего хорошего — это точно. Этот мир удивил меня с самого начала. Все началось на Сильверии, планете, заселенной призраками, оказавшимися трехмерной проекцией материальных существ с прилегающих вселенных. Сильверия — место суровое и необорудованное для существования человеческого вида, с нее очень хорошо просматривается черная дыра, которая считалась ранее остатком массивной звезды, погаснувшей давным-давно и выкинутой из своего скопления вследствие гравитационных процессов.

Мы с Нике были там вместе с однокурсниками на практическом занятии по устройству Галактики, но, вместо того чтобы заниматься работой и штудировать термоядерные процессы, решили, что такое древнее место обязательно должно хранить тайны исчезнувших цивилизаций, и, позаимствовав скафандры, отправились на их поиски. Вот тогда я впервые ощутил странный холодок в основании черепа и покалывание иголочек в подушечках пальцев.

Не обратив на это никакого внимания, мы ввязались в историю, закончившуюся для нас грандиозной поркой, а для штукарей с МЕССИИ — открытием.

Оказалось, что черная дыра есть не что иное, как естественный туннель в соседнюю реальность. Тогда эта холодная заноза, пронзившая мое тело ледяной стрелой в момент нападения льдистого призрака представьте себе сгусток серебристого тумана около метра в диаметре, со страшным комплексом неполноценности и увеличившая скорость восприятия в несколько десятков раз, позволила нам с Нике выбраться из той заварушки живыми и относительно целыми.

И вот сейчас мягкая прохладная лапа опять толкала меня в спину и не давала расслабиться напряженным мускулам. Нападение дохлого мужика с копьем наперевес сразу все поставило на свои места, и я с облегчением понял, что и на сей раз халявы не будет. Это успокоило, и дальнейшее развитие событий воспринималось мною уже спокойнее, к тому же и испугаться-то никто не успел: Правда, Викуся сильно расстроилась по поводу порванного кафтана, но женщины вообще склонны поднимать шум по пустякам.

Доставалось нам в детстве довольно часто. Отец, словно компенсируя отдаленность маменьки, старался вовсю, а бабуля, отличаясь крайним занудством и повышенным интеллектом, от него не отставала. Но жизнь полна удивительных вещей, а человеческий век, к сожалению, не так долог, как у множества других рас.

Чистые млекопитающие, доминирующими представителями коих являемся мы и кентавры, благодаря достижениям медицины и лекарского искусства продлили срок своей жизни до двухсот лет, но, похоже, это предел. Цивилизация лишила людей неудобств преклонного возраста, донимавших наших предков, таких, как немощность тела и преждевременный маразм, но в своей сути это не так уж много меняет.

Существование огромного количества полукровок, не столь большого, чтобы выделять их в отдельную ветвь, но все же достаточного, говорило о том, что полуэнергетические расы — эльфы, гномы и прочие, не так уж и далеко ушли от нас по эволюционной лестнице.

Осознание данного факта приводило многих в дикую ярость, добавляющую напряжения. Этническое противостояние существовало всегда и порой принимало широкие масштабы, как случилось на этой планете пятьдесят лет назад. Всегда найдется кто-то, кто решил перестроить мир под себя и отказывается мириться с ограниченностью существования. Нашелся он и на Трише. Ничего не поделаешь, проблема создания сверхчеловека, способного покорить всех и вся и вознести своего создателя на пьедестал всемогущества, не давала спокойно спать множеству черных колдунов, и, к сожалению, около восьмидесяти процентов из них, согласно статистике, принадлежит к человеческому роду.

Среди прочих безумных прожектов в Галактике также набирала популярность идея о разделении звездных скоплений по расовому признаку, и существование такого места, как МЕССИЯ, не давало спокойно спать многим из экстремистских лидеров. Должность папеньки, звучавшая гордо — Командор, на самом деле предусматривала, помимо непосредственного руководства кораблем, искусство плести интриги и лавировать между Советом Объединенных Миров и Высшим магическим конклавом, которым он фактически подчинялся.

Великие мира сего, внешне жившие в полном согласии, не упускали случая, чтобы не вставить друг другу шпильку, и очень часто нашей организации приходилось выбирать между молотом и наковальней. Эльф-полукровка Энлиль уже больше двадцати лет являлся одним из советников Командора и перешел к папеньке по наследству от старика Ромуальдо, занимавшего этот пост до него.

Весьма таинственная личность, отличающаяся вредным, въедливым характером. Мне не нравилось, что отец держит его у себя под боком. Лес все больше густел, но тропинка не пропадала, продолжая уводить нас все дальше в чащу.

Приходилось двигаться вперед, так как в город нам путь был заказан — слишком уж мы засветились там, притом не столько благодаря нашей яркой внешности, сколько тем, что умудрились за пару часов наступить на две мозоли сразу — светскую и духовную.

И это, заметьте, совсем того не желая. Портреты наши, скорее всего, развешаны по всем тавернам, и за рыжие скальпы назначена награда. Интересно, сколько за них пообещали? Надеюсь, немало — бедолагам, рискнувшим на нас поохотиться, можно лишь посочувствовать. Моя сестрица в явном недосыпе, а в таком состоянии она опаснее горгоны Медузы. Согласно уставу активных агентов, нарушенному нами уже раз двадцать, при встрече с искусственно созданными полудемоническими существами мы должны были сообщить об этом местным жителям, но одним нарушением больше, одним меньше — в нашем случае несущественно.

А сообщать о вылезшей из земли страшилке мы вообще не обязаны: Привет от матушки природы. Странен мир, создавший такой кошмар.

Перед отъездом надо было получше изучить местную флору и фауну, а то лично я ограничился лишь последним отчетом да Галаровой биографией. Да… Самая большая наша проблема состоит в том, что мы, кажется, застряли здесь наглухо. Санкции на пребывание здесь у нас нет, то есть, проще говоря, надают нам по шеям по возвращении домой.

Или заставят мыть общественные сортиры всю оставшуюся жизнь. Так что нет у нас другого выхода, кроме как вернуться со щитом. Вот бы откопать что-нибудь интересненькое, чтобы все про нас на время забыли, а потом вспомнили и погладили по головке. Еще и леденец дадут! Короче, вляпались мы со всей силы по самые уши. В голове моей внезапно забрезжил огонек. Прокручивая мысленно прочитанный материал, я вдруг понял, что, кроме Галара, не встретил там ни единого упоминания об эволюционных волшебниках на этой планете.

Этот термин, в классификации по Мартелю, означает наличие способностей к магии в расах, изначально к ней неприспособленных и пришедших к этому в процессе долгих мутаций, да и то избирательно. К ним относятся, среди прочих, и люди, занимающие доминирующее положение в империи ан, торговым центром которой и является наш разлюбезный Триш. Эльфы же, к примеру, прирожденные волшебники, умеют преобразовывать мысленную энергию в физическую с того самого момента, когда осознали себя разумным сообществом, а было это в незапамятные времена, человечества тогда еще и в проекте не было.

По некоторым из их легенд, содержащим процента два правды, они появились из первичной материи, раздраженной пением Великого Хаоса и как перворожденные идеальные создания. Красивые сказки, не более. Человечество тоже считало себя пупом Земли, пока не ухитрилось так испоганить родную колыбель, что единственным способом выживания стала Первая галактическая интервенция.

Представляете себе облом наших предков, когда на своих допотопных космических кораблях они вышли в космос и обнаружили, что он уже занят! И везде сплошная мифология! Но самое интересное во всем этом было то, что Объединенные Миры умудрились прохлопать зарождение человеческой цивилизации почти в центре Галактики, так что появление новой, молодой, агрессивной и быстро размножающейся расы оказалось для них большим сюрпризом!

Интересное было время, полное приключений и подвигов… Не то что сейчас. Передел сфер влияния прошел, как это ни удивительно, без глобального кровопролития, и за пару тысяч лет нам удалось прийти к соглашению по многим вопросам совместного проживания почти со всеми расами. Исключение составляют отдельные особи, но это уже нюансы. Даже в крепкой семье бывают ссоры с битьем посуды и взаимными оскорблениями, а тут… Так о чем это я… А, так вот: Человечество силу мысли осознало совсем недавно, и способность использовать ее проявляется далеко не у всех.

Например, бабуля, происходящая из сильной семьи волшебников, оказалась к магии совершенно неспособной. И никаких способностей никому из своих потомков не передала: Почему так происходит — вопрос к генетикам. На МЕССИИ существует целый отдел, занимающийся проблемой направленного лучистого воздействия и пытающийся поставить всю эту оккультную галиматью на научную основу.

Успехи, конечно, есть, вот только нам, простым смертным, от этого никакой пользы. Умения нам никакие физические законы не прибавят. Кстати, Михаил, наш лучший друг и однокашник, после получения диплома напросился именно туда и гордится этим по праву — он единственный гоблин, получивший собственную лабораторию, за всю историю МЕССИИ.

Сам по себе талант не является редкостью. Среди всех рас Галактики существует бесчисленное количество магов типа лямбда или дельта. Это многочисленные лекари, метеорологи, пространственники, заклинатели стихий, медиумы и телепаты. Магов типа гамма уже меньше. Они более универсальны, чем первые, и обладают более сильной способностью концентрировать энергию. Бета, великих магистров, глав школ и различных направлений, вообще единицы, а вот маги альфа — абсолюты — рождаются раз в поколение я имею в виду человеческое.

Способностей лишить можно, но для этого подозреваемый в нарушении кодекса равновесия должен быть обвинен по двум пунктам — разрыв реальности и сознательный геноцид, после чего собирается совет из десятка магистров и проводится ритуал закупоривания. Гуманнее убивать… Бывший маг — это ходячий труп со смертью в глазах и без смысла существования. Вот почему решение Галара вернуться на родину я считаю полным дебилизмом. Итак, если верить комиссии, здесь все в норме.

Создание двигающихся зомби подразумевает гамма-воздействие, причем как минимум коричневого оттенка, а всплеск на таком уровне засекается на раз. Но взять нашего эльфа — вполне приличное колдовство. Да… Что-то комиссия схалтурила. Есть вероятность, что чистить сортиры мы будем в компании. Кто там был председателем? Худощавый тип с вечно помятым и небритым лицом, специализирующийся на психометрии. Очень странно — у него репутация занудного педанта, как он мог недосмотреть?

В лучшие времена на Трише их популяция достигала двадцати тысяч, но…. Наш спецназ скрупулезно зафиксировал все необходимое для вынесения обвинительного приговора.

Парень я крепкий и, находясь с младенчества в той круговерти, что царит на нашем корабле, покрылся нечувствительной коркой, но заснятое вызвало у меня рвотные позывы: У них же есть свои способы связи.

А что ты еще про них знаешь? И простым ударом по голове памяти их лишить нельзя — это уж точно! Темные, редко покидающие свои сумеречные планеты, освещаемые, как правило, красными карликами, бывали у нас реже, но все же бывали.

Находясь у нас, они не вылазили из библиотеки и постоянно экспериментировали с магией защиты. А что касается людей, то полукровки обычно результат насилия. Эльфы считают нас почти обезьянами, и эротических фантазий мы у них не вызываем. В последнее время я стал замечать за ней некоторые странности, но она вовремя сменила разговор. Не знаю… Надо отдать ей должное — она первая девушка, отхлеставшая меня по физиономии. А мне-то казалось, я неотразим… Эх!

Если вы считаете, что иметь сестру-близнеца — неземное удовольствие, значит, вы недалекий и глупый человек. С самого детства Нике отличалась взрывоопасным умом, старающимся докопаться до сути всех происходящих вокруг нее событий. Проблемы при этом возникали у меня. Она начитана до безобразия, но на веру ничего не принимает. Если в книге написано, что розовые шихканские саламандры могут спариваться не только со своим видом, но и с малым каменным драконитом, то ей это нужно обязательно проверить.

На практике оказалось, что брачные периоды данных видов не совпадают, и утверждение, приведенное в книге, гипотетическое. В результате мы имели пожар в зоологическом уголке, сердечный приступ у добряка смотрителя, а я лично — очередную порку от папаши за то, что согласился стащить саламандру для опыта. Так в размышлениях и разговорах мы не заметили, как уперлись в высоченный забор, торчащий прямо посередине леса.

Насторожившись, мы тут же разделились, и я, оставив больного на сестру, отправился на разведку. Меры предосторожности оказались излишними — за забором находился настоящий трактир с весьма интересной вывеской. Довольно двусмысленно, вам не кажется? Последние полчаса мне спину сверлил чей-то внимательный взгляд, но инстинкты об опасности предупреждать не торопились, и пугать без надобности сестрицу я не хотел — при повышении уровня адреналина она склонна к неадекватным поступкам, а сейчас маленькая ядерная война нам была ни к чему.

Войдя в ворота, я довольно ухмыльнулся, увидев в небольшой будке мирно дремлющего бородача. Картина поражала своей умиротворенностью, а валявшиеся рядом с арбалетом пустые кувшины вызывали легкую зависть и бурчание в животе. Сон охранника сморил надолго — до полного протрезвления, и я, просвистев условленную трель, дал понять Нике, что вход свободен.

Охрана, конечно, была — пристальный взгляд по-прежнему буравил спину, но вид лошадей под навесом, мирно пережевывающих траву, и веселый свет в окне заставили меня рискнуть: Место напоминало штаб-квартиру какого-нибудь тайного общества, например, специализирующегося на изъятии кошельков у зазевавшихся прохожих, но нас это не смутило. Пожав плечами, Нике вошла внутрь, доверив мне заниматься эльфом и нашим единственным средством передвижения.

Я осторожно снял с лошади нашего знакомца, потихоньку приходящего в себя, и прислонил его к стеночке. Парень шатался, но стоял. Если честно, то выглядел он очень паршиво: В таком состоянии я еще эльфов не видел. Если не считать ушей, он ничем не отличался от перепившего человека. Амнезия амнезией, но это явное похмелье, и это от двух глотков абсента. Может, для них он яд? Рукава грязной рубашки задрались, и я увидел багровые, слегка поджившие шрамы, опоясывающие запястья.

От неожиданности я обомлел. На нем не было живого места, вся спина и грудь были покрыты едва поджившими красными разводами, перемежающимися бледными, давно зажившими. Кто-то сильно развлекался с ним довольно долгое время. У парня в глазах зажегся дикий огонек безумия, он резко отшатнулся. В воздухе запахло озоном. Медлить было нельзя, недолго думая, я стащил с себя плащ, закутал в него эльфа, прижал к себе и стал успокаивать как ребенка.

Действительно, нам только на постоялом дворе землетрясения не хватало! На что способны маги защищаясь, мы с Нике знали на практике. Хорошо хоть она оставила Око у себя, а то он сгоряча колдонул бы меня запросто куда подальше….

Из трактира выскочил, матерясь, мужик с окровавленным лицом. Натолкнувшись на эльфа, он окаменел, на его лице отразилось крайнее удивление. Да что это творится, господа! Избитого и едва держащегося на ногах парня сначала травят собаками, а потом без всяких объяснений пытаются зарезать! В голове моей помутилось.

Академический психиатр считает, что у меня гипертрофированное чувство защитника слабых и обиженных. Даже пытался прописывать мне какие-то таблетки. Особенно после того, как я загремел в госпиталь с сотрясением мозга и переломанными ребрами после драки с шестью добела разозленными гоблинами, пытавшимися запинать своего более мелкого собрата.

Мишка отличался от них наличием золотых мозгов, чувством юмора и романтическим характером. Если бы не подоспевшая Нике, кинувшая акустическую гранату, которую она всегда предусмотрительно таскает в косметичке, так легко я бы не отделался.

В госпитале я провалялся месяца три, но сотрясение даром не прошло — с тех пор меня иногда замыкает. Тот же зануда психиатр называет это комплексом берсерка. И вот сейчас сквозь ослепившую и оглушившую меня ярость до меня с великим трудом дошли слова:.

Он и так уже почти мертвец. Я вижу в нем порчу. Там мужик вскочил на ноги и с места развил неплохую спринтерскую скорость, а я с удивлением обнаружил, что хватка у едва держащегося на ногах эльфа каменная. Потирая плечо, онемевшее от такого обращения, я повернулся к нему:. Действительно, пора было передохнуть. Денек выдался тяжелый, и ради жареного мяса, кувшина с чем-нибудь перебродившим и удобной постели я вполне был в состоянии сдержать темперамент и постараться некоторое время не нарываться на неприятности.

В ее семье, специализировавшейся на магии превращений, малышка Сара была самым сильным разочарованием. Родня считала ее уродом, так как она не обладала никакими способностями к использованию силы своего мозга. После умерщвления органы ее тела должны были пойти на приготовление различных алхимических препаратов и послужить на пользу семье. Нет, вы не подумайте, что папа был извращением или кровавым маньяком, просто на Лемурии взрослые особи могли выжить только будучи магами.

Во времена первой интервенции пять громоздких железных монстров, которые их обитатели гордо именовали космическими кораблями, с трудом доковыляв до Проксимы, маленького красного карлика, одного из компонентов ближайшей к старине Солнцу тройной звездной системы Альфа Центавра, с облегчением рассыпались на одной из планет, лишив людей надежды на дальнейшее продвижение в глубь Галактики.

Условия, с которыми пришлось столкнуться путешественникам, нимало не совпадали с обычной средой обитания, и если бы не способность человечества к быстрой мутации, им пришлось бы очень туго. За первые сто лет снизив численность с полутора миллионов на каждый корабль до ста пятидесяти тысяч, они организовали пять семейств и приобрели странные, с точки зрения древнего человека, способности.

Планета, заселенная огромными ящерицами и покрытая хищными деревьями, была непригодна для жизни. Или взять, к примеру, эльфов: И ни одного нормального кабака: Да и голова наутро от него становится чересчур чувствительной к любым звукам, а особенно к их тягучим завываниям, гордо именуемым песнями.

С моей точки зрения, если в музыке нет барабанов, то это просто вой, и убедить меня в обратном у них так и не получилось. Да и плясать всю ночь у костра на трезвую голову мне не нравилось, если не считать того случая, когда я добавила в их яблочный сок немного дрожжей и, позаимствовав из местной лаборатории змеевик, соорудила перегонный аппарат. В ту памятную ночь моим прыжкам через костер могла бы позавидовать антилопа, а хитрое приспособление, которое Яша собрал из подручных средств, найденных в той же лаборатории, помогло транслировать какофонический концерт, устроенный нами, на пол-Меона.

Стоит также упомянуть, что хозяин змеевика и кучи железок — местное светило алхимии — оказался очень обидчивым эльфом, так что последующие несколько дней нам пришлось ходить, покрывшись зелеными пятнами от подсыпанного в пищу порошка, что нас тогда по юношескому максимализму совершенно не смутило, а лишь добавило остроты впечатлений. Возвращаясь домой, я прихватила с собой чудо-порошок и опробовала его на отце, бабушке, нескольких преподавателях и даже на любимом тритоне нашего главного экзотехника.

Мы с братом как-то затеяли научный спор с Глорном на тему: Зря мы это, конечно, сделали. Воспользовавшись правом сильнейшего и даже не снизойдя до логических объяснений, он заставил нас выдраить всю восточную часть нижнего отсека.

Ну не подлость ли? Особенно если учесть, что площадь его не меньше трехсот квадратных метров и там находятся реактор, мини-кузница и система поддержки жизнедеятельности всего корабля. А самое обидное в этой ситуации то, что папа встал на сторону этого бородатого садиста и, когда мы, потратив кучу времени на чистку этих авгиевых конюшен, наконец, усталые и потные, закончили адскую работу, всыпал нам по первое число.

Я чистокровный человек, мне двадцать три года по стандартному галактическому времени, рост сто семьдесят три, вес шестьдесят два, и это при втором размере бюста. Я очень рыжая, конопатая и зеленоглазая. Еще стоит упомянуть две вещи: Поэтому после долгих раздумий, лет этак в пять, я настояла на том, чтобы все звали меня просто Нике, а если кто назовет меня иначе, я не отзываюсь. Да и правду сказать, ну какая из меня победа, в самом деле!

Ну и, во-вторых, где-то рядом бродит моя мужская ипостась, и зовут ее Яков Амари Зенолейн, или просто Яша. Цифры в названии обозначают номер модификации нашего корабля, на котором наше сообщество блатных и нищих и обитает.

А корабль этот, надо сказать, необычен до чрезвычайности: С тех пор прошло много времени, и сегодня наш дом обладает всеми удобствами, возможными в век высокотехнологичной цивилизации, в сочетании с достижениями лучших магических умов современности. Академия, обучающая особо талантливую молодежь, считается самым престижным учебным заведением нашей Галактики. Наши маги считаются самыми крутыми, спецназ самым отмороженным, а тюрьма для особо извращенных типов — самой неприступной.

Мы с братом обретались в этом городке уже пару часов, и за все это время я ни разу не присела. Феб, так он назывался, принадлежал небольшой человеческой империи ан, находящейся в южном полушарии Триша, одной из планет Капеллы в созвездии Возничего.

Это было чисто человеческое поселение, в чем у меня не было ни малейшего сомнения: Никакой эльф без марлевой повязки больше двух часов здесь бы не выжил.