Умри, чтобы жить Валентин Силич

У нас вы можете скачать книгу Умри, чтобы жить Валентин Силич в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Зеркальный колпак беззвучно встал на место, отрезая пассажиров от шорохов и звуков ночи. Рядом слышалось тихое сосредоточенное сопение толстяка. Дарк, перехватив легкую усмешку провожавшего офицера, был уверен, что такая задержка — часть местной шутки.

Сопение соседа перешло в легкое похрюкивание. Надеясь, что кабина прослушивается, Дарк, лениво растягивая слова, произнес:. Все равно что застрять в кабине лифта.

Жаль, хозяева не предусмотрели сервис в виде чашечки кофе при… мм… задержках. Уверен, в скорости этот ящик даже проигрыва-а-а…. Отвесное падение длилось несколько секунд. Сердце ухнуло и на мгновение остановилось. Дарк скрипнул зубами и мысленно выругался. Где-то на подходе рогатый оркестр! Толстяк хрюкнул особенно отчетливо, и Дарк почувствовал, как он заерзал, ожидая, что обруч ослабит хватку. Вместо этого последовал рывок, и стремительно нараставшее мощное ускорение вдавило тела в обивку.

В голове упорно ворочалась только одна, придавленная тяжестью мысль:. Желудок резко дернулся и… встал на место. Слегка качнувшись, капсула замерла в огромном, ярко освещенном зале, изрезанном многочисленными проходами. Из них то и дело вылетали тяжело груженные вагонетки. Толстяк, ворочая покрасневшими глазами, медленно приходил в себя.

Да я жажду одолжить их волшебный молот, чтобы расколотить этот зеркальный гроб! А вообще… мм… у меня нормальная ориентация! Лицо Дарка налилось жаром, а босс, хрюкая, согнулся пополам. Разгибать его пришлось с помощью подбежавшего офицера, недоуменно моргавшего и дергающего рукой и в панике решавшего, как отдать честь содрогавшемуся от хохота начальству.

Уже минут через двадцать коротышка, все еще бледный, но уже бодрый, шустро семенил вдоль высоченных штабелей разнообразного груза.

Иногда он останавливался и, задав пару вопросов сопровождавшему офицеру, что-то помечал в планшетке. Их задержал ящик, упавший с платформы под ноги. Увидев желтоватый блеск металла в треснувшем боку, Дарк отвернулся. Золото его не интересовало, а неприятности могли возникнуть! Пришлось почти бежать, чтобы нагнать агента. Именно тогда, бросив случайный взгляд через плечо резко остановившегося коротышки, он заметил в планшетке вычерченный жирными линиями план зала и тоннелей, удивительно похожий… на огромного паука!

Уточнив время и место встречи, посредник исчез. Джарг осторожно поправил сбившееся в сторону одеяло. Он успеет вернуться до того, как его зеленоглазое сокровище проснется. Эйве вот-вот исполнится семнадцать. Ему необходим этот чертов план! Слева открылась широкая прогалина, заваленная буреломом.

Джарг осторожно отвел от лица ветку. Несколько секунд стоял, прислушиваясь, затем свернул в сторону от чуть заметной тропы. Слегка касаясь кончиков стеблей, плавно колыхалась рваная дымка утреннего тумана, мешая рассмотреть предполагаемое место встречи.

Три огромных ствола, брошенных друг к другу прихотью бури, намертво переплелись ветвями. Гигантский шалаш, прикрытый единой густой кроной, одиноко возвышался посреди молодой, поросли. Продравшись через очередной завал, внезапно увидел знакомую фигуру продавца, прислонившегося к шершавому стволу. Недалеко, на огромном вздыбленном корне сидел еще один человек.

Валентин Силич - Умри, чтобы жить Здесь можно скачать бесплатно "Валентин Силич - Умри, чтобы жить" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Двухместный флаер мгновенно накрыли маскировочной сетью. Осветив лица прибывших потайными фонарями и тщательно проверив документы, их сразу отправили дальше. Дарк мог только догадываться по лязгу металла и шороху колес о том, что вокруг кипит бурная, скрытая ночной темнотой деятельность.

Топот сапог и приглушенные ругательства подтверждали его предположения. Минут двадцать наглухо задраенный вездеход мчался по дну узкого, извилистого ущелья. Наконец машина остановилась у тщательно замаскированной шахты. Словно насмехаясь над усилиями людей, на небо выкатилась огромная яркая луна, залив все вокруг бледно-желтым светом. Следуя за провожатым, гости подошли к темной горловине провала. Небольшая капсула, рассчитанная на двоих, была похожа на зеркальную каплю.

Прилипнув к тускло отсвечивающему в свете луны рельсу, она невесомо парила над бездной. Дарк, мысленно перекрестившись, ступил на металлическую площадку и заглянул внутрь. Кресел не было, только два глубоких желоба, довольно мягких на ощупь. Едва он встал в один из них, как грудь плотно охватил страховочный обруч. На миг капитан почувствовал себя совершенно беспомощным. Стоять над бездной, понимая, что от вечности тебя отделяет лишь пластина стеклопластика под ногами!

Хрупкий вид изделия не давал уверенности в благополучном исходе! Зеркальный колпак беззвучно встал на место, отрезая пассажиров от шорохов и звуков ночи. Рядом слышалось тихое сосредоточенное сопение толстяка. Дарк, перехватив легкую усмешку провожавшего офицера, был уверен, что такая задержка — часть местной шутки.

Сопение соседа перешло в легкое похрюкивание. Надеясь, что кабина прослушивается, Дарк, лениво растягивая слова, произнес:.

Все равно что застрять в кабине лифта. Жаль, хозяева не предусмотрели сервис в виде чашечки кофе при… мм… задержках. Уверен, в скорости этот ящик даже проигрыва-а-а…. Отвесное падение длилось несколько секунд. Сердце ухнуло и на мгновение остановилось. Дарк скрипнул зубами и мысленно выругался. Где-то на подходе рогатый оркестр! Малыши, жадно давясь, глотали отвоеванный у собак грязный засохший кусок хлеба.

К ночи в ее башне появились новые жильцы. А еще через неделю объявился глава семейства. Эйва испытала уважительный трепет, когда на пороге возник измученный, черный от переживаний лохматый гигант. Из-за его плеча выглядывала девушка. Барку повезло, их завалило прямо на выходе, и все же понадобилось больше недели, чтобы прорыть путь к реке, подмывшей бок тоннеля.

Дочь едва не утонула среди грязи, падавшей вокруг них скользкими пластами. Товар пропал, зато не грозила смерть от жажды. Мутной жижи хватало с избытком. Стоя на пороге башни, веря и не веря в то, что семья жива, Барк смотрел больными глазами на рыжеволосую незнакомку, держащую его под прицелом.

Не в силах произнести ни слова, он судорожно пытался заглянуть в приоткрывшуюся щель, ища взглядом тех, кого так страстно желал увидеть. Веселый детский визг, раздавшийся в глубине башни, подкосил ноги. Судорожно всхлипнув, Барк упал на колени, прижав к груди две совершенно одинаковые головки. Вернувшись, он нашел свой угол разоренным.

Хромой сосед подробно рассказал о драке и сообщил, что Найра с детьми в восточном квартале, в башне мутанта. Мне тоже досталось, не буду врать, она не жадничала. Пришлось сосредотачиваться, все явственней ощущался азарт и ярость преследователей. Их аура казалась знакомой, но что-то с ней было не так. Нечто страшное направляло погоню. За ними идут целых пять прайдов! Пять охотников, держащих на телепатической связке по две крысы. Каждая ростом с небольшую собаку, с широкой грудью, мощными лапами и зубами крокодилов.

Вживив в мозг человека и грызунов датчики, создатель преследовал единственную цель — установить контроль. Прайд являл собой единое сознание! Охрана складов не брала пленных.

Попавшиеся воришки шли на корм. Для развлечения даже заключались пари, какая из крыс первой настигнет добычу. Эйва невольно передернула плечами и уловила вопросительный посыл, исходящий от Барка.

Ухватившись за поручень, она повернулась к встревоженному мужчине, глядящему на нее снизу вверх. Сложив пальцы кольцом, ободряюще взмахнула рукой. Удар страшной силы встряхнул подземелье. Шахта словно вытолкнула гигантский тромб. Вниз полетели огромные куски стен, части лестниц и среди них маленькое хрупкое тело. Взрывом Барка швырнуло на край площадки. Вцепившись в поручни, он вытягивал страховочный конец, надеясь на чудо. Трос дернулся и вдруг с легким шуршанием заскользил вверх.

Барк с ужасом взглянул на рассеченное окончание, лежащее на его ладони, и, наклонившись над бездной, позвал…. В реальность его вернул голос дочери, с трудом пробившийся сквозь глухую пелену отчаяния:. Анга, захлебываясь слезами, судорожно вцепилась в пояс отца, не давая свалиться в пропасть. Осознав опасность положения, он медленно отошел от края и, прислонившись к стене, замер.

Грохот стих, лишь мусор и пыль густым облаком продолжали кружить в воздухе. Анга прижималась к отцу всем телом. Плакать девушка перестала, только всхлипывала. Держись рядом и молчи. Я не так хорошо слышу, как… Эйва! Он застегнул на поясе дочери карабин с тросом. Одним рывком вскинул на спину ящик и первым шагнул на пролет, моля бога лишь об одном… Пусть той жертвы, что забрала бездна, будет на сегодня достаточно. Сознание лежащего неподвижно существа было погружено в густую пелену наполненного болью тумана.

Почти год истерзанное тело хранило тайну, доводя до бешенства палачей. И тем не менее они восторгались его живучестью. Никто не смог бы выжить после подобных экспериментов! Испугавшись, что теряют единственную нить, ведущую к разгадке, несчастного на время оставили в покое. Подключив к искусственному питанию, изверги ожидали очередного чуда возрождения. А в уголках затухающего разума мелькало в это время лицо ребенка, обрамленное пушистыми волосами.

Внезапная вспышка всколыхнула мозг с такой силой, что из груди умирающего вырвался отчаянный хриплый зов:. Густая чернота милосердно сомкнулась над истерзанным сознанием, стоящим на грани безумия.

Мощное тело билось в страшных конвульсиях. Грудь и живот были закованы в подвижный чешуйчатый панцирь. Вместо рук безвольно свисали две тяжелые клешни. Существо, томившееся глубоко под землей, было единственным в своем роде.

Его организм скрывал в себе тайну формулы бессмертия. Суть невероятного открытия была утеряна в стародавние времена, при взрыве лаборатории. В единственно найденном, случайно уцелевшем журнале безвестный ученый, видимо, за мгновения до гибели, понаставил восклицательных знаков.

Остальные документы были почти уничтожены. Судя по обрывочным записям, попавшим в руки Нокса, мутанту, лежащему в клетке, было около трехсот лет!

Но состояние всех органов соответствовало примерно тридцатилетнему возрасту! Ответ на самый главный вопрос никак не давался! Каков предел жизненного цикла? Не является ли внешний вид мутанта платой за его долголетие?

Возможно ли создание чистой формулы бессмертия для человека? Каждый раз, когда машина выдавала очередные данные обследования, у Нокса дрожали руки. Он хватался за голову, не зная, что делать. Компьютеры словно сходили с ума, выдавая дикую абракадабру, противореча всем законам, выстраивали такие цепочки нитей ДНК, при взгляде на которые мозг решительно отказывался верить даже в возможность подобного существования жизни. Природа от души веселилась, подкинув человеку очередную задачку на сообразительность.

После написания кучи рапортов капитан Дарк Ричардс летел наконец к новому месту службы. Его попутчик весело скалил зубы по этому поводу:. Капитан, не знаю, как вам удалось, но летите вы в противоположную сторону! Маршрут, по которому он летал, будучи абсолютно безопасным с военной точки зрения, связывал две глубоко засекреченные лаборатории. Так продолжалось до вчерашнего дня! Враг прорвал оборону и стремительно продвигался в их сторону. Центральное управление генных разработок спешно эвакуировалось в специальную зону, расположенную глубоко в горах.

Там испытывалось последнее достижение, о котором в верхах поговаривали с большей надеждой. Облученные личинки улиток, вымахав ростом с кролика, целенаправленно обстреливали своих создателей пока еще нестабильными электрическими разрядами. Срываясь с дрожащих рожек, короткие молнии точно били по движущимся целям. Когда кто-то приближался к бронированному стеклу ближе чем на два метра, бесформенные кляксы апельсинового цвета мгновенно преображались.

Они стремительно вырастали, искря рожками. Стоило удалиться из зоны поражения, пирамидки расплывались по полу. Победим без единого выстрела! Враг просто лопнет со смеху! Цвет сохранится только до определенного возраста! Слизни типа хамелеон меняют цвет в течение месяца!

У нас несколько пар взрослых особей, сумевших перенять такие свойства. Перед вами их малолетнее потомство. Кстати, детишки уже вдвое переросли своих родителей!

Дайте им время, и поразитесь результату! Едят траву, коренья, насекомых, в том числе и своих сородичей, но предпочитают живую пищу. Их любимое лакомство белые мыши! Возбужденно переговариваясь, толпа военных двинулась дальше. Дарк, мысленно проклиная все на свете, отправился следом.

После демонстрации именно он должен был переправить боевых улиток на новое место. Капитан брезгливо морщился, загружая в кабину контейнер. Стенки ящика тихо потрескивали. Пирамидки, сгруппировавшись, прицельно били в то место, где локоть пилота соприкасался с емкостью. Дарк повел рукой вдоль контейнера, и рожки уверенно повернули вслед за скользящей ладонью, усилив обстрел. В любом случае это будущее нашей армии!

Улитки были благополучно перенесены в горы, но по дороге капитан взмок, напряженно прислушиваясь к потрескивающим за спиной разрядам. Добившись повторной аудиенции у командующего, он не получил ожидаемого результата. Вы просили о переводе, и просьбу удовлетворили! Но каждый твой рейс убивает врагов сотнями!

Здесь нужен самый лучший! Выбор пал на тебя, хотя рапортов было множество! Ты солдат невидимой линии, и она смертельно опасна! Я рискую сдохнуть от скуки! Или… от полученного в задницу укола электрического слизняка! Непрерывное курсирование между точками продолжилось. Жизнь понеслась с небывалой скоростью. На самобичевание просто не осталось времени. Дарк доползал до очередной дежурной кровати и проваливался в мертвый сон.

Затем наступило короткое затишье. Два дня он отсыпался и приводил себя в порядок. Утром третьего ему вручили приказ о получении новой машины. Увидав флаер, капитан замер от восхищения. Вижу по глазам, зацепило! Этот ястребок вытащит из любой передряги! Очередной полет должен был пройти как множество подобных, но весь персонал в тот день странно лихорадило. Ричардс непроизвольно стал коситься на темный контейнер, пристегнутый к запястью, как на бомбу замедленного действия.

Если верить ученому, провожавшему груз, внутри безобидная, очень нежная живая субстанция. Волнение Дарка возрастало по мере воодушевления провожатого. Что он держит в своих руках?! Что эти чокнутые всучили ему на этот раз? Вы войдете в историю как принимавший непосредственное участие! Пилот пожал плечами, все ученые немного сдвинутые. Он привычно осмотрел приборы и запустил двигатель. Ученый, проверявший странную цепочку ДНК, внезапно выстроившуюся на экране, в порыве вдохновения написал в журнале огромными буквами:.

Закончить профессор не успел. Когда спасательные команды раскопали лабораторию, он лежал возле стола со счастливой улыбкой на припорошенном пылью лице, прижимая к груди чудом уцелевшую закупоренную склянку с чем-то, похожим на ртуть. Именно эта улыбка и запись в журнале убедили командира спасгруппы доложить по инстанции. Мгновенно были задействованы ученые всех направлений. В горной цитадели срочно освобождались помещения и люди!

Сохранившиеся документы и колбу со странной жидкостью отправили туда флаером. Луч, ударивший на подлете к перевалу, казалось, прошел мимо. Но спустя мгновение машина резко клюнула носом. Аппарат падал прямо на скалы, злобно ощетинившиеся каменными пиками. У пилота была всего пара минут для принятия решения.

Попробовать дотянуть, летя вдоль ущелья, или сесть на камни. Дарк быстро защелкал тумблерами, проверяя сопла вертикальной тяги. Лампы контроля полыхали рубиновым светом. Сесть теперь можно только на аэроплощадку, и то с большим риском! Хриплый голос, еле различимый в хаосе гула и скрежета, приказал тянуть любой ценой, при этом даже не намекнув, как такую вводную выполнить!

Ричардс хрипло выругался, нимало не заботясь о том, что его могут слышать. В ответ мгновенно прокашляли. Спасти материал… кхм, контейнер! Флаер рыскал по курсу, почти не слушаясь штурвала. Острые пики утесов вырастали на глазах. Выискивая хоть намек на площадку, пилот чудом избегал столкновений со скалами, мелькавшими в опасной близости от куцых крыльев.

В небольшом распадке блеснула голубая линза неподвижной воды, а за ней, чуть выше, посадочная стрела. Маленький летательный аппарат, даже смертельно раненный, почти доставил груз к месту назначения.

Вот только вырваться из каменных лап ущелья, захвативших искалеченную добычу упругими воздушными потоками, беспомощный самолетик уже не мог.

Натужно урча мотором, флаер упорно карабкался вверх, с трудом отвоевывая каждый метр. Вдруг двигатель, визгливо крякнув, замолк. Обтекая тело умирающей машины, воздух царапал натянутые до предела нервы пилота. Словно сорванный с леера воздушный змей, хаотично метался в воздухе серебристый силуэт.

Рванув штурвал, Дарк сумел поймать крылом восходящий поток и проскользнуть меж двух каменных колонн. Со стрелы аэроплощадки за кувыркающейся машиной наблюдала группа людей.

Если он заглядывает в это проклятое место! Зацепив крылом скалу, самолет рухнул. Скрежет металла о камни совпал с рывком катапультирования. Удар сорвал колпак над кабиной. Пилота словно игрушку выбросило за секунду до взрыва. Огненный всплеск добавил скорости, и тело, облепленное пылающим парашютом, упало в глубокую каменную чашу.

С тихим шипением погасло пламя, и вокруг неподвижного человека вырос яркий спасательный круг. Запрокинув голову, летчик безжизненно покачивался на воде. Над поверхностью оставалось бледное лицо и рука, удерживаемая всплывшим контейнером, но она медленно, почти незаметно погружалась в воду.

Контейнер, пристегнутый к запястью, был пробит. Внутри его, по капсуле с живой ртутью, расползалась трещина. Наконец с тихим шипением в воду вытекла радужная струйка, похожая на живую змейку. Скользнув по обнаженной руке, она на мгновение замерла, а затем быстро и незаметно всосалась в кожу лежащего без сознания пилота.

Где, к дьяволу, эти лентяи? Вычерпать лужу, если понадобится! Собрать все до единого осколки! Одновременно раскрылись люки подземных шахт.

Из их глубины выпорхнули два геликоптера, стремительно скользнувшие к голубой чаше, на краю которой полыхали останки флаера. Винтокрылый аппарат, выкрашенный под цвет скал, неподвижно завис над пилотом.

Из брюха, словно паук на ниточке, опустилась черная фигура, наглухо замурованная в скафандр. Сквозь стекло шлема смотрели серые глаза.

Шрам над левой бровью. Ричардс не слышал ни единого слова. Видел только губы человека, что шевелились, беззвучно подбадривая. Через мгновение он потерял сознание и пришел в себя спустя пять месяцев!

Дарк должен был умереть. Приборы показали повреждения, несовместимые с жизнью. Беднягу не стали оперировать, ввели обезболивающее и оставили умирать. Он до истерики напугал внезапным стоном санитаров, пришедших перевезти труп в морг. Примчавшийся врач не верил ни своим глазам, ни показаниям датчиков. Человек, которому полагалось быть покойником еще сутки назад, ожил. Его тело словно было охвачено огнем. Термометры зашкаливало при одном только прикосновении. Ритм, что выбивало сердце, всех повергал в шок.

В такой ситуации кровь должна была кипеть, а вены разорваться от напряжения! Но человек жил, не приходя в сознание, день, и два, и три, и спустя пять месяцев он все еще продолжал дышать! Организм принимал пищу и воду, но отвергал любые лекарства. Мускулатура начинала судорожно сокращаться при попытке ввести жаропонижающее. Его оставили в покое, продолжая внимательно наблюдать.

Ни один анализ не был похож на предыдущий. Опровергая все известные истины, организм творил что-то невообразимое, невозможное по меркам человеческого разума. Кровь, взятая на анализ, свертывалась.

Клетки жили не более минуты… но пилот жил. Жил, продолжая пылать страшным багровым светом. Через три месяца у него стали выпадать волосы. Затем началась перестройка организма. Перемены ужасали и восхищали даже ученых. Жар в крови погас за сутки перед тем, как Ричардс пришел в себя. Температура упала внезапно и сразу. Кожа начала шелушиться, вызывая зуд по всему телу, успокаиваясь только в воде.

Месяц Дарк лежал в ванне. Он то приходил в себя, то отключался, не реагируя ни на звук, ни на свет. Сознание едва теплилось, в то время как тело жило отдельной и вполне здоровой жизнью. Но однажды он открыл глаза, обвел осмысленным взглядом помещение, увешанное разнообразной аппаратурой, и произнес:.

Голос едва прошелестел, но эффект был подобен взрыву. Два человека, увлеченно спорящие у него над головой, шарахнулись в стороны. Один вылетел за дверь, словно наскипидаренный. Второй осторожно приблизился и поводил перед глазами очнувшегося указательным пальцем. Обрадовавшись до неприличия при получении ответной реакции, он пыхтел, не в силах вымолвить ни слова. Ричардс испугался за психику доктора, который смотрел на него с видом счастливого идиота. Меня, кажется, основательно треснуло по голове, я вас что-то не помню!

В палату ворвался еще один, совершенно седой медик. Склонившись над раненым, он принялся осторожно ощупывать его лоб и грудь, а закончив, произнес:. Надо немедленно сообщить в штаб! Они должны выслать группу горных егерей! Я могу указать координаты… Я помню! Так, с головой, кажется, все в порядке! Было две группы, взяли всех! Ты находишься в лаборатории, в той самой, куда так стремился попасть.

Я тот, кому ты должен был доставить контейнер и документы. К сожалению, он разбился и оказался пуст! Ты не виноват, расследование окончено.

А сейчас здесь я твой командир! Постарайся и удиви старика. Только страшная слабость, не могу пошевелить… даже пальцами! Судя по снимкам, твое тело в порядке. Не стоит волноваться раньше времени. Возможно, это реакция на долгую неподвижность. Давай подождем еще немного, а пока — больше есть и больше спать! Почувствовав усталость, он прикрыл глаза, погружаясь в сон. Второй раз Дарк пришел в себя поздно вечером, через неделю.

Долго лежал, вслушиваясь в тихую знакомую мелодию. Ее напевала молоденькая сестричка. Сидя под лампой с приглушенным светом, она что-то чертила, хлопая невероятно густыми, длиннющими ресницами. Такая молодая, трогательная, пушистая! Дарк не мог объяснить. Ему всегда нравились именно такие девушки, мягкие, нежные. Хотелось сорвать с нее жесткий строгий колпак и выпустить на свободу густую гриву волос. Им было ужасно тесно, со всех сторон выбивались маленькие непокорные пряди.

Дарк рассмотрел на ее носу россыпь золотистых веснушек. Не удержавшись, он стал мысленно подпевать, продолжая любоваться мирной идиллией ночи.

После первого куплета, спетого странным дуэтом, сестричка вдруг замолкла. Медленно повернувшись, она уставилась на него огромными, распахнувшимися на пол-лица глазами.

Пилот подмигнул и решил улыбнуться. Губы, одеревенели, отказываясь повиноваться. Замолчав на полуслове, он мысленно чертыхнулся и задал беззвучный вопрос: С помощью знаков или просто моргать на счет один и два, а? Видно, его идея понравилась! Девушка моргнула сначала один раз, затем быстро два раза подряд. Черт бы вас всех побрал! И запустить нечем, проклятье, ни голоса, ни рук! На застывшем словно маска лице жили только глаза! Взгляд внезапно наполнился ярким золотым светом!

Зрачки мерцали, выдавая страшное волнение! В коридоре послышался топот нескольких пар ног. Перед дверью они замерли, словно прислушиваясь, и Дарк чертыхнулся, призывая на головы стоящих все земные кары.

Он беспокоился о медсестре, по-прежнему лежащей без движения. Хоть у вас хватило храбрости. Это не я грохнулся на пол! Чувствую себя как рыба! Рот разеваю, сказать не могу! Врач криво усмехнулся, глядя на пациента. Подняв с пола пришедшую в себя девушку, он ловко передал ее кому-то в коридоре и сел напротив своего пациента. Ричардс раздраженно сверкал глазами, по-прежнему наполненными ярким, золотым светом.

Проклятье, док, я даже на пальцах не могу ничего объяснить! Не пялься, хрыч старый! Скажи, что ли, приветик! Голос врача возник прямо в голове, сопровождаемый сильным гулом. Пилот поморщился и только тогда сообразил, что док не открывал рта! Прекрасно, а то я уж решил, что со старым хрычом не все в порядке! Теперь могу смело пялиться дальше! Честно говоря, можно было ожидать чего-нибудь и покрепче!

Признаться, я немного волнуюсь и ничего не понимаю, ни-че-го! Все без исключения слышали, как ты вопил, требуя внимания! Теоретически согласен, но как?!! Док по привычке говорил вслух, но еще до того, как слова произносились, Дарк улавливал их. Вот только гул в голове становился все сильнее и сильнее…. У его постели, сгорбившись, сидел старенький профессор и отчаянно качал головой, всматриваясь в лицо, начинающее терять последние человеческие черты, превращаясь в нечто… рептилиеподобное.

Очередное забытье длилось около месяца. И все дни стремительно менялось тело. Оно покрылось плотной гибкой чешуей, прикрыв прочным панцирем грудь и живот.

Но самое жуткое произошло с руками. Пальцы срослись по два, ладони, удлиняясь, медленно роговели, превращаясь в гигантские клешни. Перерожденное существо вооружалось грозным оружием. Уже дважды вставал вопрос об уничтожении мутанта. Но профессор, проводящий с пациентом дни и ночи, оттягивал решение, чувствуя вину и сострадание к молодому человеку, так страшно гибнущему у него на глазах.

Никто и ничто не в силах было обратить вспять прогрессирующий процесс мутации. Что за дерьмо подсунул свихнувшийся ученый, вопя об открытии века? Почему расплачиваться за чужую глупость и самонадеянность предстояло этому мальчику, добросовестно выполнившему свой долг?!

Парень продолжал бороться за жизнь, пойманную в ловушку неподвижного тела! Он врач, а не убийца! Он дождется пробуждения, и они постараются найти выход из создавшегося положения. Тело пациента трансформируется, но мозг прогрессирует! Это он понимает как врач, как ученый!

Человек, до сих пор сохранивший незамутненный рассудок, имеет право сделать последний выбор сам! Опаляющая жажда… Дарк тихо застонал и открыл глаза. Удивительно, но палата была пуста. Во всем теле чувствовалась необычайная легкость и сила. Громадная клешня ухватила стакан, стоявший на столике, и с хрустом раздавила его. Прохлада приятно растеклась по конечности. Пациент замер, не в силах отвести взгляд от того, что раньше было его рукой!

Дарк с трудом перевел глаза на подошедшую к его постели сестричку. Ту самую, что недавно упала в обморок от его пения. Девушка, смущенно улыбаясь, налила воду и поднесла стакан, поддержав его голову. Выпив огромными глотками, капитан произнес:. От жажды уже кошмары мерещатся! Теперь, кажется, иду на поправку, а, глазастая? Раньше девчонки не падали в обморок от моего голоса.

А если падали, то в объятия, и этот процесс, точно помню, сопровождался поцелуями, а не потоками слез! Раздумывая над сложившейся проблемой, Дарк сел на постели, повернул голову и попытался рассмотреть хоть что-то в приоткрытую дверь. Убежавшей сестрички там не наблюдалось, впрочем, никакого другого движения тоже. Здорово же его стукнуло, если появилась способность слышать и говорить с людьми мысленно!

В палату стремительно вошел врач. Пациент радостно протянул навстречу руку, демонстрируя силу, бурлящую в его теле… Огромная клешня зависла в воздухе.

Словно натолкнувшись на нее, замер на пороге профессор. И, захлебнувшись, замер смех существа, радостно улыбавшегося в постели, раздвинув тонкую линию безгубого рта. Хриплый стон прошелестел по палате…. Стон повторился, переходя в судорожный всхлип, и только тогда Дарк сообразил, что стонет сам. Поднеся конечности к лицу, поворачивая их в разные стороны, он тихо шептал:.