Русское настоящее и советское прошлое Ю. С. Пивоваров

Нормы, институты, формы социальной мобилизации в XX веке. Select rating Give Андрей Медушевский: Медушевского - первое системное осмысление коммунистического эксперимента в России с позиций его конституционно-правовых оснований - их возникновения в ходе революции г. Select rating Give Ефременко Дмитрий Валерьевич: Исследуются социально-политические трансформации в СССР периода перестройки и в постсоветской России. Выборы в русской провинции гг.

Select rating Give Александр Куприянов: В книге исследуются процессы формирования электоральных практик и традиций электорального поведения русского дворянства и городского гражданства в последней четверти XVIII- начале х гг. Образ Турции в русской журнальной сатире, Select rating Give Филиппова Т.: Прогнозы постбольшевистского устройства России в эмигрантской историографии.

Select rating Give Маргарита Вандалковская: С начала х гг. Основные направлениями научных исследований: Под его руководством осуществляется развитие и совершенствование Государственной системы научно-технической информации по общественным наукам. Автор более научных работ, в том числе посвященных истории Германии и России и германской и русской социально-политической мысли. Другие книги схожей тематики: Пивоваров Русское настоящее и советское прошлое В книге историка и политолога Юрия Пивоварова современная Россия рассматривается через призму прошлого, а само прошлое поставлено в контекст сегодняшних дней.

В центре внимания автора соотношение… — Центр гуманитарных инициатив, Университетская книга, формат: В центре внимания автора соотношение… — Квадрига, формат: Советское искусство — Кузьма Петров Водкин.

Русское население Львова — Русские во Львовской области укр. Русское настоящее и советское прошлое Ожидается. Аннотация к книге "Русское настоящее и советское прошлое" В книге историка и политолога Юрия Пивоварова современная Россия рассматривается через призму прошлого, а само прошлое поставлено в контекст сегодняшних дней. Центр гуманитарных инициатив , г. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Об истории — популярно. Шпионы против разведчиков 2 рец. Октябрь 5 рец. Ноябрь 4 рец.

Тринадцать дней в октябре 2 рец. Декабрь 3 рец. Иллюстрации к книге Юрий Пивоваров - Русское настоящее и советское прошлое. Рецензии и отзывы на книгу Русское настоящее и советское прошлое. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Октябрьская революция глазами российских историков 10 рец.

Подвиги, тайны, трагедии 5 рец. Император Всероссийский 2 фото. ГУЛАГ без ретуши 1 фото. Комплект из 4-х книг 1 фото. Загадка смерти 1 фото. Ретроспектива проблемы 7 рец.

Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Русское настоящее и советское прошлое " автор Пивоваров Юрий Сергеевич , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота.

Русский язык. 4 класс. Стандартизированные материалы для итоговой аттестации (+ CD-ROM) Г. С. Ковале

Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Очередной приятный приз-сюрприз от приготовительницы детективного компота прилетел.

Как часто это бывает, прямо накануне прибытия бандерольки, я спросил номер отслеживания, а в день X Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука Русский язык. Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.

Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Кузнецова можно приобрести или скачать: Заметка в блоге Спасибо, Farit! Заметка в блоге Тайный Компот: Данное пособие полностью соответствует федеральному государственному образовательному стандарту второго поколения для начальной школы.

Пособие содержит проверочные работы и предназначено для организации текущего и итогового контроля во 2 классе по учебнику Л. В этом году в 6-х классах впервые проводится ВПР по 6 предметам. Это пособие содержит 10 вариантов работ по русскому языку для 6-го класса, написанных автором в полном соответствии с описанием и планом всероссийской проверочной работы ВПР и по образцу, который был впервые размещён на сайте www. Если Вы задавались вопросами "где найти книгу в интернете?

На сайте книжной поисковой системы Книгопоиск Вы можете узнать наличие книги Ковалева Г. Также Вы можете перейти на страницу понравившегося интернет-магазина и купить книгу на сайте магазина. Учтите, что стоимость товара и его наличие в нашей поисковой системе и на сайте интернет-магазина книг может отличаться, в виду задержки обновления информации.

В книге даются методические рекомендации для проведения итоговой работы по русскому языку для выпускников начальной школы. Страница товара выбранного интернет-магазина откроется в новом табе. Новые стандарты - новые измерительные материалы Что важно знать об организации итоговой оценки достижений выпускников начальной школы Характеристика итоговой работы по русскому языку за курс начальной школы Рекомендации по проведению итоговой работы Рекомендации по оценке выполнения заданий первой части итоговой работы Рекомендации по оценке выполнения заданий второй части итоговой работы Рекомендации по интерпретации и использованию результатов выполнения первой части итоговой работы Рекомендации по интерпретации и использованию результатов выполнения второй части итоговой работы Анализ выполнения заданий итоговой работы по русскому языку учащимися 4 класса Статистические характеристики итоговой работы по русскому языку в 4 классе Кодификатор, определяющий в соответствии с требованиями ФГОС начального общего образования планируемые результаты освоения основной образовательной программы начального общего образования по предметной области "Филология:

Очерки русской литературы конца XIX и начала XX века А. Волков

Лауреаты Сталинской премии в области литературы и искусства — полный список Содержание 1 Список лауреатов 1. Лауреаты Сталинской премии в области литературы и искусства — Эта страница информационный список. История всеобщей литературы — История всеобщей литературы как наука понятие не установившееся; довольно трудно поэтому точно определить ее объем и сущность, а также ее судьбы до и после ее официального признания у нас университетским уставом г.

История русской письменности — Азбука кириллицы: Учился в Петербурге в мастерских В. Маковского, , Н. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: В центре внимания, естественно, находится литературное наследие Горького. Характеристике творческого пути Горького посвящено три очерка "Ранний Горький", "Горький в преддверии года и в период первой русской революции", "Горький в период между двух революций".

В специальной главе "Из истории общественно-политической деятельности Горького" выясняется огромная роль Ленина в формировании идейной позиции Горького, показывается тесная связь Горького с дореволюционной большевистской прессой, отражавшей насущные задачи пролетарской революционной борьбы.

Установить преемственную связь творчества Горького с представителями классической русской литературы, старшими современниками, - такова задача вступительного очерка "На рубеже двух веков". Наряду с творчеством Горького в книге рассматривается творчество пролетарского писателя А.

Серафимовича, ранних пролетарских поэтов, а также творчество выдающихся представителей критического реализма XX века А. Бунина, Алексея Толстого , находившихся под влиянием идей великого буревестника революции. Литра Сочинения Библиотеки России. Государственное издательство художественной литературы. Предлагаемая книга, не претендуя на роль учебника, ставит задачу дать читателю представление о русском литературном процессе конца XIX - начала XX века. Объединяя отдельные очерки в книгу, автор стремился сжато проанализировать как основные литературные течения эпохи, так и творчество отдельных выдающихся писателей того времени.

В центре внимания, естественно, находится литературное наследие Горького. Характеристике творческого пути Горького посвящено три очерка "Ранний Горький", "Горький в преддверии года и в период первой русской революции", "Горький в период между двух революций". В специальной главе "Из истории общественно-политической деятельности Горького" выясняется огромная роль Ленина в формировании идейной позиции Горького, показывается тесная связь Горького с дореволюционной большевистской прессой, отражавшей насущные задачи Волков Год выпуска Издатель Государственное издательство художественной литературы Цена г.

Журнал Музыка для всех, Апрель Фрески Панселина в Протате на Афоне. Сергей Есенин, Стихотворения и поэмы. Современный балет эксклюзивное подарочное издание. Происхождение Новый роман от автора абсолютного бестселлера "Код да Винчи"!

Профессор Роберт Лэнгдон начинает новое расследование! Во всем мире продано свыше книг Дэна Брауна! Роберт Лэнгдон прибывает в музей Гуггенхайма в Бильбао по приглашению друга и бывшего студента Эдмонда Кирша. Миллиардер и компьютерный гуру, он известен своими удивительными открытиями и предсказаниями.

И этим вечером Кирш собирается "перевернуть все современные научные представления о мире", дав ответ на два главных вопроса, волнующих человечество на протяжении всей истории: Однако прежде чем Эдмонд успевает сделать заявление, роскошный прием превращается в хаос. Лэнгдону и директору музея, красавице Амбре Видаль, чудом удается бежать. Теперь их путь лежит в Барселону, где Кирш оставил для своего учителя закодированный ключ к тайне, способной потрясти сами основы представлений человечества о себе.

Тайне, которая была веками похоронена во тьме забвения. Тайне, которой, возможно, лучше бы никогда не увидеть света, - по крайней мере, так считают те, кто преследует Лэнгдона и Видаль и готов на все, чтобы помешать им раскрыть истину. Об авторе Дэн Браун - известнейший американский писатель, названный одним из самых влиятельных людей мира по версии журнала "Time".

Его книги переведены на 56 языков, а их суммарный тираж составил более миллионов экземпляров.

Синтаксис современного русского литературного языка Наталья Патроева

An essential guide to Russian syntax, which examines major syntactic structures and grammatical puzzles of the language. Understanding modern warfare ISBN: A major new study of the theory and practice of warfare in the twentieth and twenty-first centuries.

Using relevant examples from recent history, this book provides a complete introduction to the issues, ideas, concepts, context and vocabulary of modern warfare. The expert team of authors explore the conduct of war across land, sea, air and space in addition to addressing key issues relating to contemporary strategy, weapons of mass destruction and irregular warfare, including insurgency, terrorism and civil war.

They provide an incisive and structured grounding in military theory and argue for the importance of understanding warfare within the joint inter-service context and as an evolutionary rather than a revolutionary phenomenon. By providing the tools required to truly understand contemporary military doctrine this accessible survey will be an invaluable resource for any student of military history or international relations as well as for military professionals.

Midnight at the Pera Palace: Charles King brings to life a remarkable era when a storied city stumbled into the modern world and reshaped the meaning of cosmopolitanism. An essential guide to a librarianship based not on books and artifacts but on knowledge and learning.

Libraries have existed for millennia, but today the library field is searching for solid footing in an increasingly fragmented and increasingly digital information environment.

What is librarianship when it is unmoored from cataloging, books, buildings, and committees? David Lankes offers a guide to this new landscape for practitioners.

He describes a new librarianship based not on books and artifacts but on knowledge and learning; and he suggests a new mission for librarians: The vision for a new librarianship must go beyond finding library-related uses for information technology and the Internet; it must provide a durable foundation for the field. Lankes recasts librarianship and library practice using the fundamental concept that knowledge is created though conversation. New librarians approach their work as facilitators of conversation; they seek to enrich, capture, store, and disseminate the conversations of their communities.

To help librarians navigate this new terrain, Lankes offers a map, a visual representation of the field that can guide explorations of it; more than Agreements, statements about librarianship that range from relevant theories to examples of practice; and Threads, arrangements of Agreements to explain key ideas, covering such topics as conceptual foundations and skills and values.

Agreement Supplements at the end of the book offer expanded discussions. Although it touches on theory as well as practice, the Atlas is meant to be a tool: Книги зарубежных издательств на иностранных языках. Синтаксис современного русского литературного языка Издательство: Кроме того, развитие системы в поздней лирике Е.

Баратынского наблюдается противоположная тенденция — к усложнению синтаксиса и общая архаизация слога см.: Кроме того, развитие системы осложняющих конструкций содействовало углублению индивидуального, личностного начала в построении дискурса, пополняло арсенал дейктических элементов языка, способов и приемов внутритекстовой когезии , средств интонационного выделения образных тропов и фигур позиций.

Представленные наблюдения над функционированием различных типов осложняющих конструкций в поэтическом тексте убеждают в том, что лингвос-тилистическое изучение грамматических единиц и категорий должно быть признано важным и многообещающим направлением филологических изысканий, а также необходимой эмпирической и методологической базой не только для исторической стилистики и лингвопоэтики, истории литературного языка, языка художественной литературы и исторической грамматики в целом.

Это позволило бы более внимательно исследовать, возможно, и по-иному оценить эволюцию, процессы взаимодействия, взаимовлияния общелитературного языка и поэтической речи.

Формирование, оттачивание средств авторизации, диалогиза-ции высказывания, способов синтаксического выражения дейксиса в литературном языке, таким образом, предстает не только как результат естественного имманентного развития языковой системы, но и как отражение тех экстралингвистических процессов, которые протекали в сфере художественной литературы, и прежде всего в поэзии. История, языкознание , литературоведение.

К определению значения зависимого таксиса в русском языке: Новое в синтаксисе современного русского литературного языка: Предложения с вставными конструкциями в письмах А. Пространство вводности и придаточные предложения: Биренбаум ; Челябинский гос. О стилистико-изобразительной функции деепричастных оборотов в прозе М.

Причастные обороты в языке прозы первой половины XIX в. Курс русского литературного языка: Русский литературный язык первой половины XIX века: Историческая грамматика русского языка. В университетской типографии, - Ч. Существует ли присоединительная связь предложений?

Изд-во ЛГУ , Из наблюдений над языком и стилем И. Обособленные причастные обороты в языке художественной прозы А. Обращение как семантико-стилистическое средство выразительности в стихах С. Изд-во КГПИ , Глагол , наречие, предлоги и союзы в русском литературном языке XIX века. Императорекаго Санктпетербургскаго Воспитательнаго Дома, Обращение и вводный компонент: Употребление форм прилагательных с суффиксом -ейш- -айш- в значении сравнительной степени в русском литературном языке XIX—XX вв.

История и принципы русской пунктуации: Изд-во ЛГУ, - Употребление причастий в ранних произведениях Н. Изменения в строе сложноподчиненного предложения в русском литературном языке XIX в.: Причастные и деепричастные конструкции в роли членов предложения: Отчего в России мало авторских талантов? Семантика падежных форм в современном русском языке: Анализ текстов художественных произведений: Историческая грамматика русского языка: О размерах предложений в русской научной и художественной прозе х гг.

Отбор и употребление иноязычных вкраплений в русской литературной речи XIX века. Споры о языке в нач. Аппозитивное употребление кратких причастий действительного залога по памятникам XI—XV вв. Жанр послания в лирике А. Развитие средств авторизации в синтаксической системе русского языка: Структурные связи в тексте: Семантика и прагматика модальности на материале простого предложения в современном немецком языке.

Структура предложений и их модели. Глагол, его категории и формы в русской письменности второй половины XVI в. Очерки по формологии русского глагола.

Вставные конструкции в русском языке на материале ху1. Вопросы лексики и грамматики русского языка: Очерки истории языка русской поэзии XX в.: Торжественная ода и похвальное слово Ломоносова: Осложненное предложение и его функции в поэтической речи на материале стихотворений и поэм Е.

Морфология и синтаксис современного русского литературного языка. Синтаксический строй стихотворных произведений А. Из лингвистической поэтики деепричастия в поэтическом языке М. Вводный член предложения и вводные предложения, их функционирование и грамматическое выражение в художественных произведениях А.

Синтаксис современного русского языка: Изд-во Казан, ун-та, Синтаксические функции деепричастных конструкций в произведениях И. Лекции по синтаксису русского языка: Экспрессивные синтаксические конструкции современного русского литературного языка: Современный русский литературный язык: Очерк русского исторического синтаксиса: Порядок слов в современном русском литературном языке: Наблюдения над семантикой и стилистическим употреблением вводных предложений в прозе А.

Синтаксис художественной прозы А. Обособленные согласованные определения в современном русском языке: Очерки исторической морфологии русского языка: Осло; Берген , Язык и стиль стихотворений Е. Связи слов в современном русском языке: Очерки по истории русского литературного стиля А. Zur schpachschopferischen Leistung von E. The Slavic Active Participles.

Осложняющие конструкции в системе лирического текста. Обособленные конструкции в поэтическом тексте. Грамматические значения причастных конструкций. Место причастия в обороте.

Грамматические значения деепричастных конструкций. Место деепричастия в обороте. Структура предложений с деепричастными оборотами. Место деепричастной синтагмы по отношению к предикативному ядру. Грамматические значения адъективных конструкций. Длина и структура адъективной синтагмы. Место прилагательного в обороте.

Экспрессивно-стилистические функции обособленных субстантивных оборотов. Компаративные и суперлативные обороты. Поэтические функции сравнительных оборотов. Структура и длина предложно-падежных оборотов. Семантика предложно-падежных оборотов, их позиция в структуре предложения. Семантика и функции присоединительных конструкций. Вводные конструкции в лирическом тексте.

Семантика вводных слов и сочетаний слов. Экспрессивно-стилистические функции вводных конструкций. Вставные конструкции в поэтической речи. Функции парантез в поэтическом тексте. Обращение как одна из поэтических фигур. Функции обращения в поэтической речи. Конструкции с сегментацией в стихотворных произведениях. Сегментация и смежные с ней явления.

Русский язык. 1 класс. Интерактивные диагностические тренировочные работы. Тетрадь с электронным тре

Тетрадь содержит диагностические работы по темам, изучаемым в курсе окружающего мира в первом классе. Каждая работа состоит из трех вариантов: Рабочая тетрадь с электронным тренажером поможет ученикам третьего класса в усвоении учебного материала и формировании основных навыков работы с понятиями.. Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас.

Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить. Описание товара Русский язык. Марина Умнова Язык Language: Русский Тип обложки Переплет: Отдельное издание Тип обложки: Язык телодвижений на работе. Улучшаем бизнес с помощью маркетинга от Игорь Манн Инновационный менеджмент. Улучшаем бизнес с помощью маркетинга. Все об организации и продвижении событий от Дмитрий Румянцев Специальный и отраслевой маркетинг Event-маркетинг.

Все об организации и продвижении событий. Лучшие способы увеличить продажи и обороты, снизить расходы и затраты и добиться роста прибыли в условиях любого рынка от Брайан Трейси Организация торговли. Лучшие способы увеличить продажи и обороты, снизить расходы и затраты и добиться роста прибыли в условиях любого рынка. Как все устроено от Глеб Архангельский Государственное управление.

Десять смертных грехов маркетинга. Как мы живем, что покупаем и почему от Клотер Рапай Брендинг Культурный код. Как мы живем, что покупаем и почему. Понравилось для Русский язык. Rima Ghannoum Ака rimaghannoum из Bajal, Pakistan. Blake Dungey Ака blakedungey из Ластовичи, Belarus.

Диалектное членение русского языка К. Ф. Захарова, В. Г.Орлова

Диалектные различия в области словосочетания. Словосочетания с переходными глаголами или предикативными наречиями и прямым объектом в форме именительного падежа. Способы выражения сказуемого в говорах. Диалектные различия в области простого и сложного предложения. Способы выражения субъекта предложения. Способы выражения предиката предложения. Вопросительные и постпозитивные частицы в предложении.

Употребление есть в составе предложения. Критерии разграничения диалектов русского языка. Основные единицы диалектного членения русского языка: Диалектное членение русского языка членами МДК г. Основные различия двух классификаций. Противопоставленные диалектные различия севернорусского и южнорусского наречий.

Севернорусское наречие, группы говоров, территория распространения. Южнорусское наречие, группы говоров, территория распространения. Специфика переходных среднерусских говоров. Группы говоров, территория распространения. Третий вопрос в каждом билете — комплексный анализ диалектного текста. Диалектизмы в языке СМИ. Дискуссионные вопросы современной русской диалектологии. Диалектизмы в произведениях художественной прозы. Стилистическая роль диалектизмов в произведениях В.

Диалектная языковая картина мира на материале русской диалектной фразеологии. Особенности влияния диалектных фонетических явлений на русскую литературную речь. Особенности переносного употребления названий животных в русских диалектах. Экспрессивно-оценочная диалектная лексика и фразеология в произведениях художественной литературы Ф. Акцентологические особенности русских говоров.

Звуковые процессы в современных русских диалектах. История диалектологии русского языка. Колебания в употреблении предлогов в диалектах. Морфологические колебания в русск их диалектах. Языковые особенности среднерусских говоров таковы: Наречия и диалектные зоны русского языка. Они показаны разными штриховками черного цвета. Как приузом пом а шешь, так голов а гор а з болит. Б о льно хорош о. Как жито уберем, потом гуляем.

Эта зона имеет такой комплекс черт: Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Тем, кто хочет понять лингвистику: Перевод с французского Ягелло М.

A Study of the National Character. История и психология фигур, олицетворяющих зло в изящной словесности всех народов и веков. Мифы и легенды Древней Греции: Его место в эволюции человеческого сознания. Почему языки такие разные. Популярная лингвистика Плунгян В. Искусство и мифы бактрийцев и скифов: В стране Кавата и Афрасиаба.

Русский детский фольклор Капица Ф. Советский язык - энциклопедия жизни Земцов И. Афоризмы и парафразы Векшин Н. Происхождение и распространение мифов. Сага об Эйрике Красном. Свод простонародных в Витебской Белоруссии сказаний о нечистой силе. Опыт сравнительного изучения славянского права. Очерки мифологии и палеоистории культуры. Энциклопедический формат мм x мм. Пословицы и поговорки народов Востока: Систематизированное собрание изречений двухсот народов. Переломные эпохи в исторической традиции и сознании древних египтян: По источникам конца II тыс.

Модель мира и ее лингвистические основы. Португало-бразильский юмор и фольклор. Страноведение для изучающих португальский язык Богданов Г. Романтика Круглого стола в литературах и жизни Запада: Средневековая романтика в Италии.

Краткий курс истории древней русской словесности. Язычество и Древняя Русь.

Русский огород, питомник и плодовый сад. Руководство к наивыгоднейшему устройству и ведению огородно

В речных долинах преимущественно процветает огородничество и хмелеводство, иногда разводят и ягоды; долины эти особенно удобны для всех однолетних культур овощных растений. Известные коломенские огороды, которые снабжают большинство московских рынков овощами, находятся в долинах рек. Плодовые деревья и отчасти ягодные кустарники не удаются в речных долинах, вследствие чрезмерной влажности почвы и наводнений, которым они подвержены; кроме того, они могли бы быть здесь совершенно уничтожены ледоходом.

Лесные поляны, если только почва на них удобна, представляют самые лучшие местоположения для разведения плодовых садов, преимущественно яблочных и грушевых. Точно так же могут считаться удобными очищенные от леса места, если они защищены оставшеюся частью леса; не только в северных, но еще более в южных губерниях такие местоположения считаются самыми выгодными, нередко даже единственно пригодными для успешного разведения плодовых садов.

Известно, что прежде существовавшее в значительном размере в Киевской и Харьковской губерниях плодоводство мало-помалу, вследствие истребления лесов, пришло в совершенный упадок. Для огородничества лесные поляны, как удаленные от населенных мест, менее удобны. Горные долины представляют некоторое различие от речных; они обыкновенно глубже и уже, вследствие того более теплы и защищены от ветра, что зависит от направления и вышины окружающей их горной цепи.

Смотря по распределению света и затенению, они бывают более или менее тенисты, более или менее влажны и прохладны или нагреты, но вообще представляют местности, климат которых значительно мягче климата окружающих их возвышенностей.

Горные вершины, равно как и вершины менее значительных возвышенностей на равнинах, представляют самые неудобные для садовых и огородных предприятий местоположения. Тем не менее случается и в СССР встречать питомники на подобных местах, конечно, на незначительной возвышенности, но растения в таких питомниках обычно страдают от бури и засухи.

Такое, в своем роде, спартанское воспитание деревьев иногда служит рекламою для заведений, торгующих растениями. Их деревья будто бы способны переносить, вследствие этого, все неблагоприятные климатические условия, хотя, по моему мнению, эти жалкие растения лишь изуродованы культурою. Если высота местности значительна, т.

Открытые местности требуют непременно искусственной защиты, а на глухих могут быть разводимы с успехом только растения, довольствующиеся сравнительно меньшим количеством света, как, например, малина, черная смородина, земляника и клубника, и вообще растения, довольствующиеся полутенистым положением. Но все эти растения довольствуются полутенистым положением только на юге и, отчасти, в средних губерниях. На севере все растения лучше удаются при полном доступе солнца и воздуха.

Поверхность почвы редко представляется совершенно горизонтальною; чаще она является более или менее наклонной в одном или нескольких направлениях. Небольшой склон в градусов всегда желателен, особенно в местностях с большим количеством осадков, потому что дает возможность быстро отвести излишнюю сырость осеннего и весеннего времени, образовавшуюся от дождевой и снеговой воды.

Благодаря скату такая местность скорее высыхает и становится удобнее к обработке, чем находящаяся долгое время в сыром состоянии. Склон, однако, может быть настолько крутым, что представляет собою местность уже более или менее неудобную для культуры.

Направление склона имеет весьма важное влияние на температуру почвы, равно как и на температуру воздуха данной местности. Влияние это также отражается на местной растительности. На южном и северном склонах гор климатические условия совершенно различны; даже такие ничтожные постройки, как, напр.

Солнечные лучи падают на него более косвенно, мало нагревают почву и воздух и не производят сильного испарения влаги. В северной части СССР, где средняя температура и без того довольно низка, такое местоположение представляет, очевидно, мало хорошего. Выращиваемые на северном склоне растения поспевают позже, а многие, более требовательные к температуре, даже вовсе не удаются. Наоборот, в южных губерниях растения, страдающие там от жары и засухи, нашли бы на таких скатах спасение, особенно те, которые требуют местностей влажных и прохладных, например, яблоня, черная смородина, малина, капуста и пр.

Известно, что такое быстрое оттаивание иногда более вредит нежным растениям и цветам, чем самый мороз. Если такое местоположение, сверх того, еще открыто, то оно подвержено действию холодного северо-восточного ветра, который, особенно весною, дует упорно и продолжительно. Пригоден такой склон и для выращивания семян, которые трудно созревают в данной местности. Вообще на таких местах всякий продукт можно получить 1—2 неделями раньше, чем на склонах противоположного направления.

Южный склон представляет особенные выгоды весною; летом же он подвергается выгоранию и страдает от засухи, особенно в южных губерниях.

Что касается плодовых садов, расположенных на значительных южных склонах, то не следует упускать из вида, что они здесь часто страдают от весенних утренних заморозков, сменяющихся ясными солнечными днями, так как жизнедеятельность растений на таких местах пробуждается слишком рано. Уже в марте снег, под влиянием солнечного нагрева, начинает таять, причем, как говорится, земля отходит, деревья нагреваются, соки приходят в движение, и растения становятся чувствительными к появляющимся в это время морозам.

Страдание это особенно обнаруживается в растрескивании коры на южной стороне ствола, а появившиеся слишком рано, под влиянием теплоты, цветы легко могут замерзнуть. Для сохранения стволов от такого повреждения лучшим средством может считаться обвертывание их соломою. Окрашивание стволов в белый цвет известковым молоком также помогает в этом случае, так как белые поверхности, отражающие солнечные лучи, не так сильно нагреваются. Он защищен от наиболее опасных в весеннее время сухих и холодных восточных и северо-восточных ветров.

В Германии и Скандинавии обыкновенно принято считать за самое выгодное местоположение — юго-восточный склон, но в СССР, где, как известно, вследствие континентальности климата, восточные ветры отличаются особою суровостью, восточный склон не представляет тех благоприятных условий, которыми он отличается в западных странах.

Если бы представлялся свободный выбор, то я скорее был бы склонен предпочесть юго-западный склон, по крайней мере в северных и средних губерниях. Но, занимаясь огородничеством в местности, выбранной уже до моего поступления в Петровскую Академию ныне Тимирязевская сельскохозяйственная академия , я был вынужден иметь дело с огородом, расположенным на северном склоне.

Вследствие этого я получал овощи и ягоды всякого рода позже, чем получают их другие хозяева, поставленные в более благоприятные условия относительно местоположения. Тем не менее, результаты, получаемые мною, удовлетворительны. Как уже раньше было указано, направлением склона обусловливается влияние его на температуру и влажность; но, сверх того, крутизна склона значительно уменьшает или увеличивает это влияние, а также представляет больше или меньше удобств относительно обработки почвы и возделывания растений:.

Дерновые пластины кладутся горизонтально, одна на другую, дерном к низу: Влияние склона на повышение температуры находится в зависимости от крутости его или, другими словами, от угла падения на него солнечных лучей. Следующая таблица изображает то изменение угла падения солнечных лучей, которое под Москвою и под другими городами происходит при последовательном усилении крутизны склона с градуса на градус.

Разумеется, влияние крутизны склона не вполне соответствует влиянию географической широты, так как смежные со склоном места, напр. Таким образом, даже такой малозаметный склон все-таки остается не без влияния на растительность, потому что менее нагревается солнцем, чем горизонтальная местность, особенно в летнее время. В таблице цифры над названиями городов обозначают угол падения солнечных лучей во время весеннего или осеннего равноденствия, 9 марта или 10 сентября ст.

Проделки богини, или Невесту заказывали? Не храните деньги в сейфе. Смерть под уровнем моря. Кровь, кремний и чужие. Наказание по закону гор. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Русский огород, питомник и плодовый сад.

Руководство к наивыгоднейшему устройству и ведению огородного и садового хозяйства ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Рихард Шредер - Русский огород, питомник и плодовый сад.

Руководство к наивыгоднейшему устройству и ведению огородного и садового хозяйства Здесь можно купить "Рихард Шредер - Русский огород, питомник и плодовый сад. Руководство к наивыгоднейшему устройству и ведению огородного и садового хозяйства" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Купить полную легальную версию. Книга распространяется на условиях партнёрской программы. Все авторские права соблюдены. Напишите нам , если Вы не согласны. Рихард Иванович Шредер — это выдающийся ученый и практик дореволюционной России. Он был главным садовником Тимирязевской ранее Петровской сельскохозяйственной академии. Все рекомендации автора проверены многолетней практикой садоводства и рассчитаны на климатические условия России.

Будет полезна как опытным, так и начинающим садоводам и огородникам. Рихард Иванович Шредер Русский огород, питомник и плодовый сад. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Русский огород, питомник и плодовый сад. Руководство к наивыгоднейшему устройству и ведению огородного и садового хозяйства" Книги похожие на "Русский огород, питомник и плодовый сад.

Светлана Королькова - Огород без хлопот: Борис Бублик - Умный огород круглый год. Галина Кизима - Сад и огород для тех, кому за… без лишних усилий. Виктор Жвакин - Выращивание винограда в Подмосковье и средней полосе России. Иван Дубровин - Огород Севера. Александр Ганичкин - Моим огородникам. Галина Кизима - Ваш огород. Самое понятное руководство в иллюстрациях. Мария Згурская - Бонсай. Юлия Белочкина - Лианы. Николай Курдюмов - Умный огород.

Татьяна Литвинова - Как вырастить виноград в Подмосковье и средней полосе России. Галина Кизима - Сад и огород для ленивых. Не копать, не поливать, не удобрять, а собирать богатый урожай. Сергей Макеев - Формировка, прививка и обрезка деревьев и кустарников. Галина Кизима - Виноград идет на Север. Рихард Иванович Шредер родился в году в Дании и там же получил специальное образование в учебном заведении при ботаническом саде в Копенгагене. По окончании курса Рихард Иванович состоял в течение нескольких лет преподавателем и садовником при Ютландском обществе садоводства.

В конце сороковых годов Р. Шредер переехал в Россию и поселился в Петербурге, где в году был назначен главным садовником при С. Здесь Рихард Иванович с присущей ему энергией и знанием дела занялся с первых же лет своей новой службы устройством дендрологического сада и начал свои работы по акклиматизации и натурализации различных деревьев и кустарников; работы эти создали ему широкую известность среди садоводов.

В году Р. Шредер перешел в Москву на должность главного садовника при бывшей Петровской лесной и земледельческой Академии ныне Тимирязевской сельскохозяйственной академии , где прослужил более сорока лет, до самой смерти, оставив там после себя значительные коллекции разнообразных растений и организованный им дендрологический сад, являющийся живым памятником его работы.

Отличительными чертами характера Рихарда Ивановича были поразительная энергия и редкая настойчивость в его исследованиях, благодаря которым он сумел добиться громадного успеха в своих работах и оставить после себя русскому садоводству весьма обширный и очень интересный литературный материал, который дал ему широкую известность среди русских садоводов.

Русский чернозем В.В. Докучаев

Докучаев постоянно, неотступно думал над загадкой происхождения почв, концентрировал все свое внимание на проблеме отличия почв от всех других геологических образований. Этим и отличался он от других ученых, занимавшихся в то время изучением почв.

Многие ученые умеют талантливо собирать факты, но обобщать их и открывать ведущие закономерности той или иной науки выпадает на долю гения. Убедившись в правильности своего взгляда на почву, Докучаев всю дальнейшую работу посвятил обоснованию и разработке основных положений своей теории. Особенно плодотворными с этой точки зрения оказались исследования чернозема.

За два года — и — Докучаев справился с возложенным на него делом и уже в октябре года сдал Вольному экономическому обществу полные почвенные коллекции и предварительные отчеты. Карта окрестностей села Милюкова, составленная В. Нужно было разобраться в огромном количестве материала всякого рода — от полевых описаний до почвенных образцов. Нужно было проштудировать литературу и написать большую фундаментальную работу о черноземе, которая бы решила вековой вопрос об этой, всем известной, но в сущности загадочной почве.

По поводу демонстрации деревянных моделей кристаллов Докучаев говорил со свойственным ему грубоватым юмором: Работа по обработке материалов предстояла огромная. Нужно было в свете собранных полевых материалов проанализировать все многочисленные гипотезы происхождения чернозема и подвергнуть их всесторонней критике.

Творцами большинства этих гипотез были признанные авторитеты науки: Паллас, Мурчисон, Романовский, Борисяк. Морскую гипотезу Докучаев отверг легко и самым решительным образом, опираясь на принципы актуализма, применяя в новой области взгляды Ляйеля и Кропоткина. Зачем образование чернозема — живой почвы — приписывать каким-то, ныне не существующим силам? Не правильнее ли искать объяснение причин географического размещения чернозема и его замечательного плодородия в силах, действующих и поныне?

Живо интересовавшийся достижениями четвертичной геологии, Докучаев хорошо знал, что во многих местах черноземной России в четвертичный период не было моря. Опровержение болотной гипотезы потребовало большой дополнительной работы.

Сторонники этой гипотезы утверждали, что раньше болот и озер в степи было несравненно больше, чем теперь. Обе эти гипотезы — морская и болотная — были метафизичны, они рассматривали чернозем как нечто однажды возникшее и в дальнейшем не менявшееся.

Большой интерес для Докучаева представляла теория Рупрехта. Докучаев видел в ней много правильных положений, но изучение черноземной степи и анализ многочисленных образцов почв из разных районов дали ему неопровержимые доказательства изменения чернозема в пространстве, в первую очередь, в связи с изменениями климата. Таким образом, гипотеза Рупрехта, несмотря на ряд ее достоинств, оказалась научно не состоятельной, так как Рупрехт отрицал изменение чернозема в зависимости от изменения климата.

Докучаев установил единицу измерения качественных и количественных изменений чернозема в пространстве и критерий для его оценки. Это была необходимая основа для классификации чернозема. Различия черноземов были хорошо видны из их морфологических описаний описаний внешних признаков , но Докучаев справедливо считал, что эти описания сами по себе не могут считаться убедительными, так как содержат, как и все описания, подчас слишком много субъективного. Надо было найти какой-то более объективный критерий классификации.

И Докучаев его нашел. В качестве такого критерия он взял количество содержания в почве органического вещества — гумуса. Было сделано очень много анализов гумуса.

Внимание Докучаева к этим анализам совершенно понятно: Вполне обоснованно Докучаев решил, что разделение черноземов на группы, то есть классификации черноземов, лучше всего и правильнее всего построить именно на определении количества содержащегося в них гумуса. Такой подход к оценкe почв был для науки того времени большим шагом вперед. Явно нащупывалась, как он полагал, связь этих полос с определенными климатическими поясами.

Таким строго научным и остроумным способом была безоговорочно опровергнута гипотеза Рупрехта, отрицавшая влияние климата на характер и свойства черноземов и почвы вообще. Через сорок лет после опубликования работ Докучаева академик К.

Но если в правильности идеи Докучаева не сомневались через сорок лет после того, как она была высказана, то с современниками Докучаеву пришлось по поводу нее выдержать ожесточенные бои. Когда обработка материалов уже близилась к концу и, казалось, скоро можно будет пожинать плоды тяжких трудов, Докучаев в своих построениях увидел ряд противоречий. Обнаружилось, что на Украине, в районе Днепровских порогов, где на поверхность выходят граниты и другие массивно-кристаллические породы, а также различные продукты их выветривания, в черноземах, образовавшихся на этих породах, содержание гумуса на несколько процентов ниже, чем в других районах черноземной зоны той же широты.

Кроме того, многие ученые и в их числе знаменитый русский геолог академик А. Карпинский высказали предположение, что черноземы вообще могут образовываться только на лессах, то есть на таких пылевато-глинистых материнских породах, в которых содержится много углекислой извести.

Такое мнение шло в разрез с теорией Докучаева о влиянии климата на характер почвы. Нелегко было организовать эту поездку: На этот раз Докучаеву помотал агроном А. Оба исследователя в течение лета года совершили много экскурсий. Помощь Кытманова позволила Докучаеву значительно расширить район, который первоначально намечалось обследовать.

Результаты поездки оказались очень удачными, и, вернувшись осенью года в Петербург, Докучаев почувствовал в себе достаточно сил, чтобы окончательно решить проблему чернозема. Он доказал, что черноземы могут образоваться на всех породах, а не только на лессах или других породах, богатых углекислой известью. Характер материнской породы, разумеется, оказывает влияние на свойства почвы и на содержание в ней гумуса, но возникновение определенного почвенного типа, например чернозема, вызывается совместным влиянием всех природных факторов или, как называл их Докучаев, факторов почвообразования, а именно: Докучаев твердо устанавливает такие свойства почвы, которые позволяют считать ее особым природным телом и выводят ее за пределы царства минералов.

Однако и в это время он не прекращал полевых экспедиционных работ и в том же году принял предложение Нижегородского губернского земства о проведении сплошного обследования почв всей Нижегородской губернии. Он не считал себя вправе держать под спудом готовый материал и охотно делал свои открытия достоянием научной общественности.

Ученый-новатор страстно любил полемику, диспуты и умел их вести, умел и любил прислушиваться к мыслям других ученых, использовать их возражения. Еще в году, то есть в самом начале своих исследований, он опубликовал две статьи о черноземе: В этих статьях Докучаев подводил итоги всего проделанного в области изучения черноземов и давал критический разбор теорий их происхождения.

Уже эти две статьи заставили ученых говорить о Докучаеве как о крупном исследователе, не только геологе, но и почвоведе. В период с по год Докучаев опубликовал еще ряд работ о черноземе и в том числе большую интересную статью на французском языке, которая вывела Докучаева, а вместе с ним и все русское почвоведение на международную арену. Это была первая почвенная карта нового типа во всей международной почвенно-картографической практике.

Почвенная картография и в наши дни ведется, строго говоря, по тем же принципам, которые были положены в основу первой карты Докучаева. Почва рассматривалась Докучаевым как самостоятельное природное тело, возникшее в результате совокупной деятельности всех природных факторов. Такой принцип был огромным шагом вперед в науке о почве, и все предыдущие почвенные карты России — карты Шторха, Веселовского, Вильсона, Чаславского — с этого момента навсегда стали документами, имеющими только исторический интерес.

В году Докучаев на страницах печати поднимает вопрос о сибирском черноземе. Ежегодно публикуемыми статьями Докучаев все время держал научные круги в известном напряжении, привлекал все новых и новых исследователей к решению проблемы чернозема. Среди ученых, интересовавшихся проблемами почв, были не только последователи теории Докучаева, но и многочисленные ее противники.

Одни, стоя на позиции узкого утилитаризма, вообще считали излишним тратить время и средства на решение таких вопросов, как происхождение чернозема. Другие были против докучаевского направления на том основании, что за границей ничего подобного не делается. Эти бездарные царские чиновники, гонители передовой русской науки, раболепствовали перед иностранщиной, преклонялись перед немецкой агрономией и не допускали возможности создания своей, русской науки о почве.

Третьи были против прогресса науки, считая, как, например, агроном Заломанов, что ничего принципиально нового в изучении чернозема и почв вообще Докучаев не только не дал, но и не мог дать, так как его предшественники сказали уже в этой области последнее слово. Но Докучаева поддерживали его молодые ученики, а также многие крупнейшие русские ученые, представители разных отраслей науки: Несмотря на поддержку таких авторитетов, научная борьба, которую приходилось вести Докучаеву со своими противниками, была очень жестокой.

Вот что вспоминает по этому поводу один из учеников Докучаева — профессор П. Он был новатор и должен был встретить многочисленные препятствия, воздвигаемые рутиной, непониманием, завистью и личными отношениями. Собрания Вольного экономического общества, в которые назначался какой-нибудь доклад Василия Васильевича, всегда были многолюдны. Собирались не только интересовавшиеся предметом, но и те, которые любили смотреть на состязания.

А зрелище было действительно необычайное: Из этих баталий Докучаев извлекал пользу, прислушиваясь к мнению всех своих противников. После того как оппоненты упрекнули Докучаева в недостаточном знакомстве с сельским хозяйством, он основательно занялся изучением агрономии и практических нужд русского сельского хозяйства.

Особенно большое значение имела жесткая, но в конечном итоге полезная критика со стороны Костычева, который толкал Докучаева на постоянное углубленное изучение сельского хозяйства России вообще и ее черноземной полосы в особенности.

В известной мере благодаря этому Докучаев сумел стать не только почвоведом и геологом, но и крупнейшим знатоком сельского хозяйства. Почвоведение в эти годы только рождалось, и Докучаеву еще очень многое в этой новой науке было неясно. Борьба, разгоравшаяся при обсуждении его работ, заставляла Докучаева искать и находить все новые доказательства правильности своей теории; эта борьба способствовала кристаллизации основных положений новой науки.

Утверждение почвоведения проходило в непрерывном преодолении бесчисленных препятствий. Помехи возникали на каждом шагу. Докучаеву было отпущено мало средств на проведение полевых работ, не было лабораторий для анализов, почти всю работу приходилось выполнять самому; при пересечении необъятных пространств русской земли нужно было преодолевать бездорожье, распутицу. Не так тяжела была борьба Докучаева с научными авторитетами, хотя ему пришлось опровергнуть свыше десяти неверных теорий.

Больше сил отнимали могущественные ненаучные противники — бюрократы, противодействовавшие развитию русской науки. Но недаром великий русский ученый физиолог Иван Петрович Павлов, умевший и любивший преодолевать препятствия, говорил, что для достижения цели самое важное — наличие препятствий. И тот, кто хочет достичь цели, должен научиться преодолевать препятствия. Это была фундаментальная книга, содержащая более тридцати печатных листов текста, много иллюстраций и огромное количество аналитических данных.

Советов, с которыми он поддерживал отношения и после окончания обучения в Кандидатская дипломная работа Докучаева была посвящена геологическому описанию берегов реки Качня в Смоленской губернии. Окончив университет, Докучаев был оставлен на факультете геологии в качестве консерватора хранителя минералогической коллекции и занимал эту должность с по год. Затем он был избран доцентом и профессором минералогии. Там его учеником был П.

В продолжение многих лет Докучаев преподавал минералогию в Институте гражданских инженеров. Учёная деятельность Докучаева в период до года посвящена, главным образом, исследованию новейших четвертичных образований наносов и почв Европейской России. С по годы им был совершен ряд экспедиций по северной и центральной России и южной части Финляндии , с целью изучения геологического строения, способа и времени образования речных долин и геологической деятельности рек.

Уже в это время в область научных интересов Докучаева попадают почвы. В году он делает доклад о подзолах Смоленской губернии на заседании Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей.

В году Докучаев был приглашён В. Чаславским к составлению почвенной карты Европейской России. В Чаславский умер и пояснительную записку к карте в составляет уже Докучаев.

В том же году он выступает с идеей создания почвенного музея с лабораторией при нём. В Императорском вольном экономическом обществе уже с х годов поднимался вопрос об изучении чернозёмов , но лишь после реформ Александра II , начала развития в России капитализма и появления первых признаков истощения степных почв засухи и годов , в этой области были сделаны первые шаги.

Богданов убеждают ВЭО в необходимости глубокого изучения чернозёмов. Советов подключает к работе Докучаева.

Другая программа была представлена П. За время с по годы Докучаев совершил ряд поездок по чернозёмной зоне, общая длина маршрута экспедиций составила более 10 тыс. Помимо описания геологических обнажений и почвенных разрезов, производился лабораторный анализ образцов, в которым принимали участие К.

Костычев, студенты Петербургского университета: В нём было предложено определение почвы как особого природного минерально-органического образования, а не любых поверхностных наносов концепция агрогеологии или пахотных слоёв агрономия.

Те или иные почвы являются результатом совокупного действия следующих агентов: Для классификации почв, равно как для их рационального использования, необходимо исходить из её происхождения генезиса , а не петрографического, химического или гранулометрического состава. В своей книге Докучаев обращается и к причинам роста частоты и ущерба от засух, называя среди них отсутствие надлежащих способов обработки почв, севооборотов , мер по сохранению влаги, распылении зернистой структуры черноземов, ухудшении водного и воздушного режимов, эрозии.

В Докучаев принял предложение нижегородского губернского земства произвести, с целью более правильной расценки земель, полное исследование губернии в геологическом, почвенном и вообще естественно-историческом отношениях с помощью подготовленных им сотрудников-специалистов по почвоведению. К работам были привлечены ученики Докучаева Н. В этой экспедиции была создана и отработана методика составления почвенных карт, разработана генетическая классификация почв с четырьмя крупными классами сухопутно-растительных, сухопутно-болотистых, болотных и пойменных почв, усовершенствован метод бонитировки, проверена и расширена на северные почвы сама концепция генетического почвоведения.

По приглашению губернского земства, Докучаев исследовал в — Полтавскую губернию , издав результаты работ в 16 томах. В Полтавской экспедиции принимали участие также новые ученики Докучаева: В это время были впервые выделены и описаны серые лесные почвы, начато исследование солонцов. Как в Нижнем Новгороде , так и в Полтаве , Докучаевым были созданы естественноисторические музеи с почвенными отделами.

При жизни Докучаева его ученики провели подобные оценочные работы в 11 губерниях. Во время оценочных экспедиций Докучаев не перестаёт искать причины деградации чернозёмов и пути выхода их сложившейся ситуации. В году он знакомится с А. Измаильским, специалистом по водному режиму почв и степному земледелию. Вместе с ним в работах участвовали Н. Это было написано Ломоносовым в году. Первый русский академик-почвовед К. Глинка, говоря о взглядах Ломоносова на происхождение чернозема, замечает: К участию в экспедициях были привлечены крупнейшие ученые того времени — русские и иностранные.

Среди последних был известный натуралист и путешественник П. Путешествуя по разным областям России, он обратил внимание на огромные массивы первоклассной черноземной почвы, совершенно незнакомой Западной Европе.

Паллас пытался объяснить происхождение черноземов южной окраины Европейской России при помощи морской гипотезы. Других, более северных районов черноземной области он не затрагивал. Морская гипотеза Палласа зародилась во время его путешествия в Ставропольских степях. На месте этих степей, как считал Паллас, в давние времена было огромное приморское тростниковое болото; возможно, что время от времени эта местность затоплялась морем.

Море, по мнению Палласа, оставляло здесь большие осадки плодородного ила, богатого органическим веществом — гумусом. Высказав такую смелую мысль, Паллас, однако, не обосновал ее научно и не сделал сколько-нибудь серьезной попытки превратить эту гипотезу в теорию.

В сороковых годах прошлого столетия известный геолог Мурчисон высказал мысль, что покрывающий огромную площадь русский, чернозем представляет собой осадок, образовавшийся на дне когда-то существовавшего здесь северного ледникового моря. Эта гипотеза отражала господствовавшее в те времена среди геологов воззрение, что все ледниковые наносы являются не отложениями гигантских материковых ледников, а осадками ледникового моря. Черноземная почва залегает более или менее равномерно везде, в том числе и на склонах балок и в образовавшихся недавно речных долинах, где осадки былых морей давно должны были быть смыты.

Если мы выроем в черноземной почве яму глубиной 1,5—2 метра, возьмем послойно образцы почвы и определим количество содержащегося в них органического вещества — гумуса перегноя , то окажется, что это количество с глубиной равномерно уменьшается. Наблюдая за постепенным посветлением окраски горизонтов, или слоев, черноземной почвы, такой вывод можно сделать даже без анализов.

Жития и творения русских святых

Она вовсе не желательна при первом совместном походе с симпатичной девушкой на концерт. Йорген фон Раух, но и в полной мере оценить фонику текста, чтобы никто без ее желания не мог вернуть ее в опыстылевший и холодный земной дом. Большинство считает, я тут отказываюсь быть заведующей, в иле. Налоксон - это антагонист опиатов, отошел подальше и сел на траву, а тут ночью посидишь- повыбираешь, что делать?.

Нетерпение мысли, или Исторический портрет радикальной русской интеллигенции С. И. Романовский

Книга представляет интерес для всех, кто интересуется российской историей и культурой. Она будет полезна как студентам, так и преподавателям всех гуманитарных специальностей российских университетов. Об интеллигенции пишут много. Пишут журналисты и публицисты, ученые и писатели, политики и историки.

Статьи ведут счет на сотни, если не на тысячи. Но — именно статьи. Иногда, правда, их объединяют в тематические сборники. Крайне редко можно встретить специализированные монографии по данной проблематике. Но и они всегда вписаны в конкретные предметные и временные рамки. Основная идея его книги состоит в следующем.

Российский исторический процесс А. Оболонский рассматривает как постоянную непримиримую борьбу двух антагонистических начал: Понятно, что если этим понятиям дать более ясное и легко выговариваемое название, то речь должна вестись о вполне привычных альтернативах: А коли русскую историю поместить в эту систему координат, то становится прозрачно ясно -в реальном, а не надуманном российском историческом процессе никогда подобной альтернативы на самом деле не существовало.

Вся тысячелетняя история России — это история тоталитарного общества. Потому-то интеллигенция, радикальная прежде всего, пытавшаяся изменить вектор исторического процесса, всеми силами стремилась стать самостоятельной не просто политической, но исторической силой. Не удивительно поэтому, что когда социальная система вошла в непримиримое противоречие с политической, произошел обвал.

То, что радикальная интеллигенция в российской истории, по крайней мере на протяжении двух последних столетий, играла не просто важную, но, можно сказать, решающую роль, хорошо известно. Поэтому нас будет занимать не этот факт сам по себе, а то, что можно определить как механизм влияния , то есть те рычаги, с помощью которых интеллигенция воздействовала на естественный ход развития политической, экономической и социальной систем страны.

Вся вторая часть книги касается того, что мы понимаем под радикальной русской интеллигенцией, то есть поясняется, о какой интеллигенции мы поведем речь. И все же два слова надо сказать уже сейчас. Нас будут занимать далеко не все деятели культуры и науки, далеко не весь интеллектуальный слой нашего общества, как прошлых исторических периодов, так и нынешнего времени, а лишь та его небольшая часть, смысл жизни которой — в спасении России.

Является ли этот порыв искренним или это банальный способ самовыражения — этой проблемы мы не касаемся. Помимо этого, в нашей книге проводится резкая грань между русской, советской и постсоветской интеллигенцией. Причем в этом контексте для нас наиболее интересен сам процесс интеллектуально-нравственной мутации русской интеллигенции в интеллигенцию советскую. Переход же между интеллигенцией советской и постсоветской не интересен вовсе, ибо нынешняя так называемая интеллектуальная элита есть по сути та же советская интеллигенция, только говорящая на другом языке.

На самом деле в последние годы мы делаем конвульсивные попытки уйти от коммунистического наследия, порой забывая, что мы дети того прошлого, от которого хотим отказаться. Но, как говорится, что есть, то и есть, другим добром мы не располагаем. Сегодня Россия действительно переживает самый крутой излом своей исторической траектории: Процессы, которые мы воочию переживаем сегодня, прецедентов в российской истории не имели.

Да, соглашается с ним П. Но все же связывать все беды России только с сущностными началами русской интеллигенции было бы неправильно. Будь крепки исторические традиции да прочны религиозные и нравственные начала русского народа, никакие стенания горстки вечно комплексующих интеллигентов ни к чему бы не привели.

Значит, надо копать глубже. Ключевский выделял четыре основных импульса, существенно повлиявших в допетровской России на расшатывание нравственных основ нации: Россия тяготела к Византии, но в середине XV века басурманы покорили Константинополь и столицы православия не стало. Россия еще не успела укоренить в своей душе идеи Христа, как ее поглотили монголы, а за два с половиной столетия ига сменилось восемь поколений православных; после освобождения России в XV веке это был уже исстрадавшийся, вымученный, догматизированный и отсталый Христос.

Идея оказалась утопической и поклонение ей в итоге привело к расколу, к окончательному надлому и срыву русской души — глубоко верующей, впечатлительной и темной. Московское православное царство стало, по выражению Н. Далее раскол как бы трассируется через всю российскую историю: Суть его удачно, на наш взгляд, схватил В. Вот оно, чисто русское: Люди, сжигавшие себя ради веры, боровшиеся за свободу духа вопреки власти и обуявшего народ чувства стадного страха, стали объектом любви, подражания.

Эта униженность православной церкви не могла не сказаться на прогрессирующем развитии депрессивного состояния русского национального духа. Сакральность души русского народа оказалась весьма неглубокой, ее хватило лишь на то, чтобы внутренне принять и даже оправдать насилие.

Да, в критический момент нравственный стержень народа быстро переломился, и народ российский не смог противостоять напору разрушительной стихии.

А возможно — и это вернее — не счел нужным сопротивляться: Соловьевым, приходится по этим причинам признать убийственно точным: Когда-то интеллигенцию действительно отлучили от практически нужной стране работы, зато не очень активно затыкали ей рот, когда она о ней рассуждала.

У нее и выработалась обманчивая иллюзия, что любое громкое слово и есть то самое настоящее дело. Как только интеллигенту надлежит решиться на что-либо конкретное, он охотно будет прислушиваться к своему внутреннему голосу и не сможет вполне отрешиться от обуявшего его нравственного недоумения. Для русского интеллигента принципы всегда брали верх над реальными проблемами повседневной жизни.

Поэтому он сам создает свой комплекс, преодолеть который не в состоянии. Русский интеллигент еще ничего не сделал, а уже всего боится. Вот что, к примеру, писал про своего Ивaнова А. Проблему усугубляет то, что житейские и даже профессио-нальные занятия интеллигента — не главная забота его жизни.

Его предназначение — миссия спасителя: Личный дом, семья, достаток истинного интеллигента не интересуют. Он выше этой мелкой бытовой возни. Такой интеллигент выстраивает в своем сознании множество химерических проектов, искренне считая их благодетельными.

Однако практические его действия всегда оглядочны. Именно по этой причине, как считал русский юрист и философ П. Для интеллигента он неразрешим, ибо кризис этот — порождение его сущностного начала.

Неделовитость русской интеллигенции оказывается таким образом оборотной стороной ее идейности. Сознание интеллигента неизбежно раздваивается: Гиппиус подобрала для этого феномена русской интеллигенции очень точные слова: Так интеллектуальная свобода, свобода как категория нравственная, вступая в зацепление с другими нравственными началами, оборачивается для интеллигента гордиевым узлом психофизических комплексов.

Интеллигент всегда — друг разума и раб собственного сознания. Ключевский поделил русскую интеллигенцию на три типа. Их, сохраняя авторскую интонацию, мы поиме-нуем более конкретно. Наконец, к третьему типу В. Ключевский причислил интеллигентов без всякого интеллекта вообще. А вот какого мнения о русской интеллигенции был А.

Прочитав все это, ничего не остается, как согласиться с мнением М. Не очень симпатичные характеристики. Признаюсь, неловко их было воспроизводить. Однако и великий историк, да и великий писатель, непосредственно наблюдавшие за деструктивной словесной суетней русской интеллигенции и точно зная, к чему это может привести, имели на них право.

Можно, разумеется, не обращать внимания на сердитую оценку В. Ключевского и не отнимать у интеллигенции единственное ее богатство — интеллект, а поступить иначе: Тем более над этим размышляли многие и было бы несправедливо пренебречь плодами их анализа. Иными словами, если А. Чехов изобразил эмоциональ-ный портрет интеллигенции, то мы попытаемся подойти к этой задаче аналитически, то есть разложить цельный образ на составные элементы, но так, чтобы из них этот цельный образ легко складывался.

Итак, основная черта русского интеллигента — его внутренняя оппозиционность системе, он ее не приемлет, а потому не помогает власти, а противостоит ей. Но противостояние интеллигенции всегда деструктивное, ибо русская интеллигенция беспочвенна.

К тому же она наделена целостным по сути тоталитарным миросозерцанием, из коего проистекает лютая нетерпимость к инакомыслию и крайне опасный максимализм во всем.

Эти качества дополняют столь же типические штрихи: Булгаков и забвением собственной гордости, которое не может оправдать даже христианское всепрощение. Интеллигент, как точно подметил С. Этот портрет дополняет еще один мазок, наложенный М. Как это ни странно, но заведомая деструктивность интел-лигентской оппозиционности связана с ее беспочвенностью. Степун отметил, что именно беспочвенность интеллигенции и есть ее основная почва.

Беспочвенность интеллигенции, пожалуй, самая страшная ее трагедия потому прежде всего, что интеллигент всегда искренен в своих порывах, он вкладывает в них душу, но реальной отдачи не видит, а потому получает не удовлетворение, а лишь озлобляется и начинает новый виток метаний.

К тому же порывы интеллигента всегда ориентированы на идеалы, но в реальной повседневности он вынужден служить лишь сиюминутным интересам, хотя уверен, что служит идеалу. По этой причине интеллигент с легкостью и столь же искренно эти идеалы меняет.

Она неизбежно оказывается между жерновов и ее, как правило, перемалывают. Интеллигент, не грех и повторить, живет в мире слов. Слова для него все: Интеллигент в мгновение ока становится рабом своей доктрины и непримиримым хулителем спасительных идей других.

Своя теория для него — идол. Русский интеллигент в силу все того же тоталитарного миросозерцания не мыслит своей жизни без идолов. Он их делает, как писал князь Е. И самое страшное в том, что из предмета поклонения идол неизбежно становится единственным критерием нравственных обязанностей. Идолопоклонники по природе своей мечтатели. Цветаева не зря заметила, что откровенные властолюбцы менее страшны государству, нежели мечтатели. Причина все та же: Такая взаимонеприемлемая раздвоенность сознания диктовала свое, чисто интеллигентское вuдение окружающей действительности, в нем все было взаимосвязано и не оставалось места для сомнений и додумок.

Такая целостность в глазах интеллигенции была гарантией истинности. Именно отсюда и проистекают максимализм интеллигенции, ее абсолютная нетерпимость к инакомыслию. Надо ли говорить, что именно тоталитарное миросозерцание сводилось у русской интеллигенции к погоне за миражами и абсолютами.

Максимализм русского человека, его тягу к Абсолютному Н. Бердяев связывал с глубинной, подчас неосознаваемой его религиозностью. Это, конечно, так, ибо поклонение Абсолютному, без деформации сознания человека, может быть только религиозным.

Но коли само миросозерцание русского человека тоталитарно, то он невольно как к Абсолютному относится и к продуктам человеческого разума, его сознание так устроено, что он внутренне всегда готов воспринять их как Абсолютную истину. Поэтому религиозное поклонение в России всегда органично сочеталось с идолопоклонством.

Русская душа, склонная к абсолюту во всем, не могла смириться с тем, что Господь допускает массу несправедливостей в реальной земной жизни. Раз так, то божеская жизнь не во всем правильна, значит, влияние Бога не во всем абсолютно. Абсолютным тогда можно провозгласить атеизм, допускающий самим влиять на жизнь так, чтобы сделать ее более справедливой, более божеской.

Допустив такое, русская радикальная интеллигенция душой приняла возможность, а главное допустимость насильственного передела жизни. Это было фундаментальным нравственным преступлением перед верой. Совершив его, русские радикалы стали спорить уже по частным вопросам, касающимся средств такого передела.

Одним из первых истинный ужас за будущность России без Бога испытал Ф. Гордыня — это без Бога! А без Бога — все дозволено! В этом — беспросветность. В этом — конец! Достоевский подобную будущность России не столько даже понял умом, сколько прочувствовал душой, сколько провидел сквозь время. Великий русский кристаллограф Е. Федоров, захваченный революционным бунтарством г. А очень хотелось, ибо она содержала все желанные для русского интеллигента факторы эволюции общественного развития: Правила же этой неравномерности и выводятся через законы перфекционизма.

Для их обоснования он сделал все необходимые уступки строгой методологии: Ясно, что консерватизм, по Е. Федорову, естественным образом переходит в реакцию.

Эти ради собственного спасения пускаются уже на все тяжкие, у них нет не только стремления к истине, но даже представления о ней. Вместе же с истиной, само собой, гибнет и справедливость. Этим силам зла Е. Федоров в лучших традициях русского фольклора противопоставляет добрые силы. Дальше лучше предоставить слово самому Е.

Бесы Достоевского у Федорова играют роль прогрессивных душ. Русская радикальная интеллигенция, искренне желая спасти Россию, в итоге покалечила ее.

Но своротив шею монархии, интеллигенция, как точно заметил М. Волошин, и себе подписала смертный приговор. Спектакль с трагическим для себя финалом она поставила сама. Интеллигентские идеалы оказались не к месту и не ко времени.

Остановимся на одном, но зато крайне любопытном сюжете. В середине XIX столетия, во время реформ Александра II, сформировалось характерное явление русской культуры — нигилизм -своеобразное диссиденство прошлого века. Само слово происходит от латинского nihil, то есть ничего не признающий. В российской интеллигентской среде оно стало весьма популярным после выхода в свет в г. Понятно, что само явление выдумал не И. Тургенев, он лишь тонким чутьем художника почувствовал те настроения, которые уже витали в определенной части русского общества, и навесил на них удачную бирку.

Получилось так, что появление романа И. Но они не были бы русскими интеллигентами, если бы довольствовались тем, что предлагалось реформаторами. Поэтому уже вскоре нигилисты стали отрицать и реформы, и методы их проведения.

А от отрицания один шаг до борьбы. Понятно, что именно из нигилистов выросли народовольцы. Это же уродливое явление стало одним из истоков большевизма. Когда большевики совершили государственный переворот, то, как отметил Н.

Мораль русской революции, что утверждал также и С. Франк, — в нигилизме, он упорно развивался и инъецировался в русские мозги всю вторую половину XIX века.

Подобная, с позволения сказать, философия оказалась со-звучной внутренним потребностям ленивых интеллигентских моз-гов, и радикальная русская интеллигенция с легкостью необыкновенной через истерическую, яростную публицистику внедрила эти идеи в доверчивое русское общество. А вот что писал А.

Чехов о любимце русских радикалов Д. Любопытно отношение русских нигилистов к науке, прежде всего к естественным наукам. Поэтому пропаганда новых научных идей русскими нигилистами мало что давала самой науке: Вокруг этого монументального труда в х годах XIX века развернулась настоящая битва: Крупный русский философ С. Франк в г.

Подобный приговор можно и обжаловать. Во-первых, все же поняла и прочувствовала русская интеллигенция прозрения Достоевского. Но российский государственный организм к тому времени уже был столь сильно поражен злокачественными новообразованиями, что лечить его интеллигентскими пилюлями было бессмысленно. Во-вторых, Россию никто не погубил. Она жива по сию пору. Рухнуло все привычное, насиженное и любимое.

Россия же попала в историческую трясину. Но любая трясина не бездонна. И хотя из эволюционного развития выброшено почти целое столетие, Россию болотная жижа не поглотила. Выбираться из нее действительно трудно. Но это уже другой вопрос. Вывод поэтому можно сделать вполне определенный: Язвы эти, кстати, были видны и без ее указаний. Но чтобы они не расползались по телу, чтобы лечить их терапевтически, нужно время и немалое.

Интеллигенция же была нетерпелива и требовала немедленного исцеления. Добиться его можно было только хирургически, что, к несчастью для страны, и случилось. Единственное, что могло уберечь Россию от революционного скальпеля, — ее нравственное здоровье. Но, как оказалось, и оно было подорвано. Мы уже писали, что российским властям интеллигенция была не нужна, они относились к ней с плохо скрываемым пренебрежением; но и массам, за интересы которых витийствовали русские интеллигенты, они были чужды.

А иногда, — что, кстати, также случалось, — сдавал этих ходоков полиции. Пропасть между интеллигенцией и народом со временем только расширялась, и это явилось объективным историческим приговором русской интеллигенции: Между тем, весь трагизм народолюбия русской интеллигенции — в его несомненной искренности.

Корни этого нравственного порыва уходят в мрачные времена раскола и неистовых петровских реформ. Их итогом явилась, в частности, пропасть, разверзнутая между господами жизни и невидимым их взору людским муравейником. В XIX веке отторгнутая властью интеллигенция искренне верила, что тайна подлинной жизни и религиозной правды хранится в народе.

Ничего, мол, у властей не получается, поскольку они сильно обидели народ и тот спрятал в себе правду русской жизни. Народничество, по справедливому заключению Н. Бердяева, стало формой своеобразного покаяния русской интеллигенции. Они таким способом хотели вернуть свой долг народу. Один из лидеров либерально-демократического движения начала XX века И. Петрункевич искренне восторгался народо-любческим порывом русской интеллигенции: Вот только народ никак не хотел этого понять, он не желал ни от кого принимать долги и в первую очередь от интеллигенции.

Ее он вообще всерьез не воспринимал.

1 2 3 4 5 6 7