Об изучении истории. О том, как писать историю Габриэль-Бонно де Мабли

У нас вы можете скачать книгу Об изучении истории. О том, как писать историю Габриэль-Бонно де Мабли в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Восходя мысленно до тех высот, куда ведут нас памятники светской истории, Вы обнаружили почти на всем пространстве земном лишь людей, погрязших в самом отвратительном варварстве и движимых грубыми страстями. Дикари эти, подобно тварям безгласным, обладали только грубыми склонностями нрава.

Потребовалось великое множество несчастий, дабы вынудить их задуматься, а счастливые случайности и одаренные способностями люди исторгли их из лесов, научили строить хижины, содержать скот, возделывать поля и взаимно оказывать друг другу помощь в своих нуждах. Только жизнь среди себе подобных могла дать им понятие об их обязанностях, познакомить с тем, что зовется общественным благом, которое должны были они возлюбить и установить у себя особый строй и порядок, что ускорило бы развитие их здравого смысла.

Именно в Азии, которая заложила первые основы общества, законы с самого начала принесли безопасность и спокойствие. Вы видите, как возникают в одно и то же время могущественные империи Ассирии, Вавилона и Египта, между тем как остальная земля еще пребывает в варварстве. Наконец, цивилизация переносится в Европу и вскоре населяются средиземноморские берега Африки.

Повсюду мы видим города, законы, правителей, царей и искусства, но пороки, каковые вводили в соблазн людей еще до зарождения общества, будут терзать и государства. Несправедливость, насилие, корысть, честолюбие, дух соперничества, зависть породили вражду между народами, и Вы видели, как начиналась эта бесконечная вереница войн и переворотов, которые со времен гибели Вавилона и до наших дней тысячекратно меняли лицо мира. Нин, победитель Вавилона2, вослед ему Семирамида, возвысившая могущество Ассирии3, Дейоцес, который своей добродетелью подчинил соотечественников своих - мидян4, Кир, мужество коего отдало господство над всей Азией персам, народу ранее неведомому и не столь могущественному5 - все эти и другие герои, которых я мог бы еще назвать, удостоились Вашего нарочитого внимания.

А когда обращались Вы к тому, что редчайшие памятники сообщают нам о древнем Египте, Вас, Ваша светлость, тронули больше всего не пирамиды, не лабиринт, не Меридово озеро6, не оплодотворяющие наводнения Нила, не роскошное великолепие преемников Сезостриса7,Вы хотели бы познать законы, институты, установления, нравы, обычаи этой счастливой страны, где зародилась философия. Именно туда знаменитейшие мужи древности направляли свои стопы для того, чтобы почерпнуть мудрость, дабы распространить ее среди непросвещенных народов; и философия эта не была тем бесполезным и тщетным умозрением, каковой мы видим ее сейчас, а искусством счастливой жизни8.

Ru Станьте постоянным посетителем. Найдётся всё по истории. Оружие Второй Мировой войны. Ещё сильнее повлиял на Мабли Руссо. Мабли старается доказать, что в эпоху возникновения Франции в ней законодательствовал народ и что позднейший аристократический строй и королевский абсолютизм были последствием узурпации. Карл Великий является у Мабли идеалом государя, исполняющего волю народа.

Физиократы выступали за просвещенный абсолютизм; Мабли противопоставлял абсолютизму систему контрфорсов, то есть разделение властей. Физиократы считали землевладельцев важнейшим сословием и в их интересах настаивали на свободной торговле хлебом. Этому экономическому идеалу Мабли противопоставлял другой, основанный на отречении от личной поземельной собственности и на абсолютном равенстве в общем коммунистическом владении землей. Систематическое изложение этого своего идеала, а также указание способов его осуществления путём законодательства Мабли представил в наиболее известном своём труде: Умственным способностям такого рода Мабли готов был придавать большее значение, нежели эрудиции.

Он самым дерзким образом отчитывал великих историков-просветителей от Вольтера до Гиббона. После смерти Мабли изданы: Уже из перечня сочинений Мабли видно, что, выступая критиком и реформатором общественного строя, он является в двойной роли моралиста и политика.

Эти две стороны его деятельности тесно между собой связаны, ибо Мабли ставит государству и законодательству этическую цель, а свой этический идеал и построенную на нём социальную утопию рассчитывает осуществить путём законодательным.

Этико-социальный идеал Мабли имеет аскетическую основу, свойственную самой натуре Мабли. Он не искал ни почестей, ни карьеры, жил одиноко, почти отшельником; когда на старости лет на его долю случайно выпал доход, дававший ему возможность жить с комфортом, Мабли отказался от него, чтобы обеспечить судьбу своего старого слуги. Они стремились к полному равенству людей, основывая требование равенства на природе, создавшей, по их мнению, людей равными по силам и способностям; существующее же неравенство они объясняли неправильным ходом истории человечества.

И Мабли стоит на этой почве: Аскетическая струя обнаруживается только в его взглядах на людские страсти. Современные ему моралисты не обращали внимания на страсти или даже считали их полезными для личного счастья и всеобщего благоденствия, которые они признавали тождественными. Мабли, основываясь на доводах, заимствованных не из средневекового мировоззрения, а из классической философии и современной ему психологии, считает свободное развитие страстей несовместным с общим благом и настаивает на необходимости приносить их в жертву и на обязанности законодателя умерять и успокаивать их.

Такая цель осуществима лишь при уменьшении потребностей человека, которое и становится для Мабли идеалом. Ища выхода из этой проблемы, моралист Мабли стал утопистом.

Таким образом коммунистический строй становится для Мабли средством, чтобы основать социальную мораль на личном интересе и сделать людей поневоле счастливыми и добродетельными. Свой идеальный строй Мабли рисует в виде небольших, исключительно земледельческих общин вроде Спарты Ликурга , но проникнутых духом аскетизма и построенных на ограничении потребностей. При изображении своего коммунистического строя Мабли не входит в подробности и избавляет себя от необходимости принимать во внимание логические и практические затруднения, которые бы представились при дальнейшем развитии или осуществлении его теории.

Был ли Мабли действительно убежден в возможности путём законодательных мер втиснуть современное человечество в эту сельскую идиллию и удержать его в ней, или же все эти рассуждения имели для него интерес теоретической проблемы?

В области политических теорий влияние Мабли было громадно и ещё недостаточно оценено. Отсюда успех этого сочинения: Академик Бризар, произнесший в академии обычное посмертное похвальное слово Мабли, за 2 года до революции восхвалял Мабли за то, что он нашёл в колыбели Франции свободную республиканскую конституцию и выставил в лице Карла Великого образцового монарха, отказывающегося от абсолютизма. Монтескьё, основывая политическую свободу на разделении и равновесии властей, ставил монархии под именем исполнительной власти в подчиненное положение к парламенту.

Идеальной конституцией ему представляется шведская, которая в то время предоставляла исполнительному комитету сейма право скреплять новые законы, в случае несогласия короля подписать их, печатью с гравированной королевской подписью.

Здесь Мабли считает наследственного и неответственного короля условием спасения Польши, но все-таки настаивает на полном разделении властей исполнительной и законодательной. Исходя из представлений и условий небольшой демократии в роде той, которую он знал в своей родной Женеве, Руссо был поклонником непосредственного участия всего народа в законодательном деле и отвергал представительство.