Словарь петербуржца. Лексикон Северной столицы. История и современность Наум Синдаловский

Мироныч — стадион им. Столь же шутливы, а нередко и иронично ядовиты фольклорные характеристики явлений петербургской жизни в разные ее периоды: Разумеется, одно лишь перечисление такого рода слов и перифраз не дает адекватного представления о всем многоцветии тех сочных характеристик соответствующих явлений и объектов, которые ими выражены.

Книги похожие на "Словарь петербуржца. История и современность" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Отзывы читателей о книге "Словарь петербуржца. История и современность", комментарии и мнения людей о произведении. Наум Синдаловский - Словарь петербуржца.

История и современность Здесь можно скачать бесплатно "Наум Синдаловский - Словарь петербуржца. История и современность" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf.

Языкознание, издательство Центрполиграф, год Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры.

И наконец, в новом словаре гораздо больше сведений, которые обычно интересны читателю — это рассказы о происхождении того или иного слова, крылатого выражения, пословицы или поговорки. Наум Синдаловский Словарь петербуржца. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Словарь петербуржца. История и современность" Книги похожие на "Словарь петербуржца. Владимир Даль - Пословицы и поговорки русского народа. Григорий Петлеванный - немецких рифмованных пословиц и поговорок.

Нина Пусенкова - Английский язык. Практический курс для решения бизнес-задач. Борис Кондратьев - Большой эсперанто-русский словарь. Кривицкий Александр - Учебник белорусского языка. Анатолий Филиппов - русских пословиц и поговорок. Катерина Берсеньева - Русские пословицы и поговорки. Владимир Новиков - Новый словарь модных слов. Корней Чуковский - Живой как жизнь. Владимир Колесов - Язык Города. Бахытжан Канапьянов - Словарь столетий.

Крылов - Словарь ошибок русского языка. Петербургский фольклор с финско-шведским акцентом, или Почем фунт лиха в Северной столице. Скачать книгу fb2, Новая книга Наума Синдаловского продолжает его исследования петербургского фольклора. Однако прежде, чем приступить собственно к фольклору с финско-шведским акцентом, автор рассказывает об истории Ингерманландии, на территории которой был основан Петербург. Прослеживая глубинные связи издревле живших рядом славян, финнов, ижорцев и шведов, автор показывает, как многие ставшие нам близкими легенды, мифы, пословицы и поговорки своими корнями уходят в языки коренных народов Приневской низменности Городские имена вчера и сегодня.

Судьбы петербургской топонимики в городском фольклоре. Скачать книгу fb2, 1. С года по настоящее время в городе на Неве возникло более 10 тысяч топонимов. Некоторым из них была уготована жизнь, ограниченная во времени, не которые, отметив свой летний юбилей, продолжают жить и сегодня. Только наименований улиц, площадей, переулков и набережных превышает единиц.

Их истории необычайно увлекательны. Они уходят корнями в городской фольклор, нахальный и разухабистый, эмоциональный и лаконичный — не в бровь, а в глаз… Вы узнаете, как с годами менялся Невский, История Петербурга в преданиях и легендах. Скачать книгу fb2, 8. Перед вами история Санкт-Петербурга в том виде, как её отразил городской фольклор. Конечно же в ней по-другому расставлены акценты. Иногда на первый план выдвинуты события не столь уж важные для судьбы города, но ярко запечатлевшиеся в сознании и памяти его жителей… Изложенные в книге легенды, предания и исторические анекдоты — неотъемлемая часть истории города на Неве.

Истории собраны не только действительные, но и вымышленные. И смех, и слезы, и любовь…. Скачать книгу fb2, 2. Новая книга знатока петербургского городского фольклора Наума Синдаловского не похожа на другие труды автора. Она, помимо легенд и анекдотов, касающихся тех или иных персонажей, содержит попытку осмысления исторического процесса, истоков антисемитизма, российского и не только, места еврейской нации в жизни нашей страны.

Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории Ио

И не будет больше ни голода и ни войны, ни зависти и ни раздоров, ибо доброта будет струиться в изобилии, и все вещи, вызывающие восхищение, будут так же доступны, как и песок. Б-г сотворил мир таким образом, что мы осознаем свою жизнь как подлинную реальность, а Б-жественность -. Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати: Здоровье и нормальное состояние тела зависят от здоровья и состояния души,.

После тысячелетий господства мужчин мы сейчас стоим на пороге. Вера не свидетельствует об отсутствии разума, она сала по себе. Совершая доброе дело, он склоняет одну из них. Зло есть отсутствие добра. Само по себе оно реально не существует. Философия , Религия Ребе. Тарасенко "Порочный отбор" Любовное фэнтези Л. Миленина "Жемчужина гарема " Любовное фэнтези А. Книга в целом объективна, но в вопросе территориальных уступок Израиля арабам, мнение автора противоречит мнению Ребе и мнение Ребе представленно искаженно и неполно.

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии!

Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. К этому товару вы получите подарок! Забирайте заказы без лишнего ожидания.

Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории" Иосиф Телушкин. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории На складе. Аннотация к книге "Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории" Книга Иосифа Телушкина, известного специалиста по истории иудаизма и еврейской культуре, рассказывает о жизни и деятельности Седьмого Любавичского Ребе Менахема Мендла Шнеерсона.

Купив эту книгу сегодня, вы сможете выбрать себе подарков на р. Иллюстрации к книге Иосиф Телушкин - Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории. Рецензии и отзывы на книгу Ребе. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Новые рецензии Дата Рейтинг Farber Zeev Все отзывы и рецензии 2.

Как быть счастливым в меняющемся мире 10 рец. Манн, Иванов и Фербер. Серо-коричневый винил 1 фото. Каждый второй понедельник в "Монте-Карло" 2 рец. Фиолетовый термовинил 1 фото. Религии мистерий 4 рец. Книга о радостной вере 14 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории " автор Иосиф Телушкин , пишите об этом в сообщении об ошибке.

История библиотечного дела в Тамбовской губернии Ольга Медведева und Ирина Ураева

Кроме того, уездные земства поддержали инициативу Павленковского фонда по открытию народных библиотек. Известным издателем был завещан капитал в тыс. В обязанности земства входило предоставление помещения для читальни, лиц для заведования ею, суммы не менее 50 руб. Первая Павленковская библиотека в Тамбовской губернии появилась уже к г.

Свой вклад в развитие библиотечного дела на Тамбовщине внесло Липецкое Петровское общество распространения научных и практических знаний, организованное в память летия основания Липецка и 24 мая г. Четыре года спустя подобные библиотеки-читальни были учреждены в селах Сокольское и Романовка [9, с.

Создание библиотек различными ведомствами и учреждениями, совершенно обособленными друг от друга, имело своим следствием бессистемность и хаотичность организации библиотечного дела, полную разобщенность и замкнутость библиотек различных видов. Лишь к концу рассматриваемого периода предпринимаются попытки более качественной постановки библиотечного дела в стране и в Тамбовской губернии, в частности.

Так, в г. Моршанской земской комиссией по народному образованию был разработан план организации библиотечной сети в уезде, предусматривавший устройство библиотек нескольких уровней: Финансовая база основной массы библиотек была крайне неустойчивой: Ситуация осложнилась изданием в г. Так, данные земской статистики свидетельствуют о сокращении количества пришкольных библиотек в губернии с в г. Вместе с тем, на примере Темниковского и Шацкого уездов ярко прослеживается процесс роста количества библиотек: Только в трех уездах Тамбовском, Темниковском, Шацком , земства которых вели статистику народных библиотек, в г.

Таким образом, вопрос о количестве народных библиотек, существовавших в начале XX в. Учитывая несовершенство земской библиотечной статистики и недостаточность фактических сведений следует весьма осторожно оперировать количественными показателями.

В то же время, если принять за основу данные официальной статистики, обнаружим, что в г. Таким образом, немногим более чем за 20 лет, в Тамбовской губернии была сформирована сеть народных библиотек, благодаря чему сельское население, что особенно важно для аграрного региона, впервые в истории получило беспрепятственный доступ к книге.

Однако не менее важным является то, что эти результаты были достигнуты практически без помощи государства. Журналы Козловского уездного земского собрания очередной сессии 27, 28 и 29 сентября г. Сразу после установления советской власти в губернии март г. Делегаты II губернской партийной конференции август г. Особую роль сыграл изданный 17 июля г. Во всей стране началась работа по национализации книг и библиотек. Большое количество монастырских, храмовых библиотек и личных собраний более 1 были запрещены и национализированы [6].

Библиотечный подотдел Тамбовского губоно разработал циркуляр, в соответствии с которым осуществлялось руководство всеми национализированными и эвакуированными библиотеками, регистрировал библиотеки и принимал меры по их охране через местные Советы. В ходе проведения национализации во многих волостях были взяты на учет уникальные книжные собрания: Это движение получило широкое распространение и в Тамбовской губернии.

Культурно-просветительные кружки и библиотеки при них были созданы в с. Торповке, Сукмановке и др. На основе реквизированных книг Демидовского и Кондровского имений, а также части фонда бывшей земской библиотеки была создана Центральная библиотека в Темникове [7]. Токаревская районная библиотека была организована из конфискованных частновладельческих библиотек купцов губернии.

В основу фондов Красивской волостной, Каменской районной, Сампурской районной библиотек легли собрания помещиков Луженовского, Поземского, Аносова, Зубкова, Гуськова, Давыдова, Комсиных [7, л. Во второй половине г. Особенно быстрый рост библиотечной сети наблюдался в Козловском уезде. Как отмечалось на 5-м уездном съезде Советов, в период с мая по декабрь г. Происходит процесс объединения маломощных библиотек.

Из нескольких мелких библиотек была создана, например, крупная библиотека в г. Всего к концу г. Этот вопрос рассматривался на 2-й Губернской внешкольной конференции май г. В целом размещение библиотек осуществлялось по принципу административно-территориального деления: Вопросы организации сети библиотек рассматривались в уездных отделах народного образования. Эти документы представляют собой первые попытки планомерной организации сети библиотек в губернии. Конкретного плана организации и развития сети библиотек как это было, например, в Костромской или Пензенской губерниях [3, с.

Развитие сети библиотек Тамбовщины в гг. В губернии была создана центральная губернская библиотека, центральные библиотеки - во всех уездах; последующими звеньями сети библиотек были районные, волостные и сельские библиотеки.

Широко развивалась сеть изб-читален. В течение г. Несмотря на сложную политическую обстановку летом г. Главной чертой районных библиотек было их размещение вне административного центра и несовпадение зоны обслуживания с принятым тогда административно-территориальным делением. Они облегчали уездным центральным библиотекам выполнение обязанностей центрального библиотечного учреждения, являясь промежуточным звеном между нею и низовой библиотечной сетью [3,с. Особенно интенсивно рост сети библиотек в г.

Но, несмотря на многочисленные усилия местной власти, в губернии существовали и такие населенные пункты, где совершенно не осуществлялась работа по внешкольному образованию. В работе выявляются исторические условия возникновения, становления и динамики развития библиотек в Тамбовской губернии, характеризуются основные количественные и качественные показатели деятельности библиотек различных типов и видов, осуществляется выявление общего и особенного в развитии библиотечного дела Тамбовской губернии сравнительно с процессами, происходившими в России в целом и на провинциальном уровне, в частности.

Монография рассчитана на исследователей истории провинциальной культуры, краеведов, преподавателей, аспирантов и студентов информационно-библиотечных отделений вузов. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2. Счастливый миг, когда наконец-то можно высказать всё, что думаешь о рассказе, наступил Для регистрации на BookMix.

Краткая история кураторства Ханс Ульрих Обрист

И художники играли в формировании этих коллекций определяющую роль. В году Владислав Стржемински, Катлржина Кобро и Хенрик Сташевски открывают Художественный музей в Лодзи Польша , и первая выставка этого музея представляет публике одну из наиболее ранних коллекций авангарда.

Уолтер Хоппс отмечает выдающуюся роль Катрин Дрейер: Однако прогрессирующая профессионализация кураторства становилась уже очевидной. За последние годы не только кардинально выросло число и разнообразие выставок — музеи и художественные галереи например.

Тейт в Лондоне и Уитни в Нью-Йорке начинают демонстрировать свои коллекции именно в виде сменяющих друг друга временных выставок.

Выставки — важнейший элемент политической экономии искусства: Хотя в последнее десятилетие история выставок начала изучаться более углубленно, по-прежнему неисследованными остаются те связи, которые возникали между кураторами, институциями и художниками в разного рода объединяющих их ситуациях. Поэтому значение разговоров, записанных Обристом. В книге, собранной Обристом, эти разрозненные фрагменты складываются в единую картину, и на первый план выходят сетевые отношения, существовавшие внутри художественного сообщества на самом раннем этапе формирования кураторских практик.

Мы можем увидеть здесь общие для разных кураторов фигуры влияния. Эти группы художников двигались по пути, проторенному их предшественниками, и давали возможность все большему числу молодых художников распространять их художественные идеи дальше.

На официальных и полуофициальных выставках, каждый год проводившихся в столичных западных городах, господствовали самодостаточные группировки художников, которые были слишком довольны собой, чтобы воспользоваться тем бумом коллекционирования, который начался после индустриальной революции.

Почти ни в одной стране потребностей нового поколения художников эти выставки удовлетворить не смогли. В XX веке история выставок оказывается неотделимой и от величайших коллекций искусства модернизма. И художники играли в формировании этих коллекций определяющую роль. В году Владислав Стржемински, Катлржина Кобро и Хенрик Сташевски открывают Художественный музей в Лодзи Польша , и первая выставка этого музея представляет публике одну из наиболее ранних коллекций авангарда. Уолтер Хоппс отмечает выдающуюся роль Катрин Дрейер: Однако прогрессирующая профессионализация кураторства становилась уже очевидной.

За последние годы не только кардинально выросло число и разнообразие выставок — музеи и художественные галереи например. Тейт в Лондоне и Уитни в Нью-Йорке начинают демонстрировать свои коллекции именно в виде сменяющих друг друга временных выставок. Выставки — важнейший элемент политической экономии искусства: Хотя в последнее десятилетие история выставок начала изучаться более углубленно, по-прежнему неисследованными остаются те связи, которые возникали между кураторами, институциями и художниками в разного рода объединяющих их ситуациях.

Поэтому значение разговоров, записанных Обристом. В книге, собранной Обристом, эти разрозненные фрагменты складываются в единую картину, и на первый план выходят сетевые отношения, существовавшие внутри художественного сообщества на самом раннем этапе формирования кураторских практик.

Мы можем увидеть здесь общие для разных кураторов фигуры влияния. Читателю этой книги не раз встретятся имена Александра Дорнера — директора Ганноверского Ландесмузеума, Арнольда Рюдлингера — руководителя Художественного музея в Базеле и Виллема Сандберга, директора амстердамского Стеделийк.

Однако внимание историков еще в большей мере привлекут менее известные имена, еще не ставшие частью нашего коллективного сознания.

Хотя контекст презентации произведения был важен всегда, во второй половине XX века произведения искусства стали настолько систематически ассоциироваться с выставками, где они были показаны впервые, что, не имея достаточной документации этих выставок, мы рискуем неверно истолковать интенцию самого художника. И это — одна из многих причин, по которой одиннадцать последующих интервью являются существенным вкладом в разработку более общих подходов к изучению искусства нашего времени. Книги похожие на "Краткая история кураторства" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Отзывы читателей о книге "Краткая история кураторства", комментарии и мнения людей о произведении. Ханс Обрист - Краткая история кураторства Здесь можно купить "Ханс Обрист - Краткая история кураторства" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf.

Визуальные искусства, издательство Ad Marginem, год Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Она появилась на несколько лет позже. Жола был своего рода дикарем. С появлением Александра многое изменилось. В нем была своеобразная бесшабашность, которая отражала дух х. В первые годы своего директорства в Стокгольме вы совмещали в музейном пространстве разные художественные формы — танец, театр, кино, живопись и пр.

Позднее такой подход лег в основу ваших крупномасштабных выставочных проектов — сначала в Нью-Йорке, а затем в Париже, Лос-Анджелесе и Венеции. Как вы пришли к такой методике работы? Сильнейшее влияние на меня оказал Петер Вайсс, он был моим близким другом. Все это получалось у него совершенно естественно: Так что когда Робер Бордас — первый президент парижского Центра Помпиду — попросил меня сделать выставку, которая бы объединила театр, танец, кино, живопись и пр.

Если просмотреть список выставок, которые прошли в Стокгольме в х годах, их количество впечатляет — хотя финансирование было скромным. В связи с этим мне вспоминаются слова Александра Дорнера, директора ганноверского Ландесмузеума — , о том, что музеи должны представлять собой Kraftwerk — своего рода электростанции, способные динамично реагировать на меняющиеся запросы.

Такой уровень активности был вполне естествен и соответствовал спросу. Люди были готовы ходить в музей каждый вечер, впитывать все, что мы могли им дать. Было время, когда у нас каждый вечер что-то происходило.

У нас было много друзей из музыкальной, танцевальной и театральной сферы, для которых музей стал единственной площадкой, где они могли выступить: Так что междисциплинарность появилась сама собой. Музей был местом, где можно провести время, или же местом, где публика сама вовлекалась в процесс?

Первейшая задача директора музея — сформировать свою аудиторию: Люди приходят не на Роберта Раушенберга — они приходят потому, что обычно в музее происходит что-то интересное.

Они работали по принципу галереи, а институция должна формировать свою аудиторию. Когда музей переживает расцвет, он часто начинает ассоциироваться с конкретным человеком. Приезжая в Стокгольм, люди говорили: Так и есть, но тут мы переходим к другой проблеме.

Институция не должна полностью идентифицироваться со своим директором; для музея это нехорошо. И Виллем Сандберг отлично это знал. Он приглашал меня и других кураторов делать выставки в Стеделийк [Stedelijk Museum, Амстердам], а сам оставался в стороне.

Для институции вредно идентифицироваться с одним человеком. Потому что тогда если она рушится, то рушится окончательно. Только нельзя шутить с качеством. Если вы что-то делаете ради выгоды, или делаете что-то вынужденно, не будучи с этим согласны, вам придется завоевывать доверие публики заново. Один раз можно сделать слабую выставку, но часто — нельзя. Что стало отправной точкой для выставок, посвященных художественному обмену, которые вы сделали в Центре Помпиду: Что, по вашему мнению, определило их успех?

Придя в Центр Помпиду, я должен был составить программу на ближайшие несколько лет. Библиотека тоже не осталась в стороне: Эти четыре проекта стали для меня еще и попыткой выстроить сложносоставную тематическую выставку, которая бы при этом легко считывалась — в доступной форме затрагивала много сюжетов.

В конце х казалось диким покупать американское искусство. Благодаря Доминик де Мениль, которая подарила музею работы Поллока и других американских художников, американская живопись вошла в коллекцию Бобура. Прежде чем сделать первую выставку из этой серии, мне представлялось необходимым дать музейной аудитории некую историческую основу.

Четыре этих огромных каталога были распроданы много лет назад, но недавно их переиздали в меньшем формате. Те четыре подготовительные выставки позволили нам установить добрые отношения со зрителем, в частности, еще и потому, что мы сознательно занимались подготовкой своей аудитории.

Публика очень тепло приняла Центр Помпиду, потому что она чувствовала, что это музей для нее, а не для хранителей. А с кем из кураторов за неимением лучшего слова вы чаще всего общались в х и х годах? С Санбергом меня связывали очень близкие отношения. Он приехал ко мне в Швецию, мы подружились. Я для него был, можно сказать, как сын. Сандберг хотел, чтобы я сменил его на посту директора, но моя жена не захотела переезжать в Амстердам, и я отказался.

Несколько лет спустя вам предложили сделать выставку в нью-йоркском МоМА. История со Стеделийк закончилась в году, предложение от МоМА поступило в м. МоМА и Стеделийк были довольно разными институциями. Нью-йоркский музей был менее открыт и более академичен. По своей структуре он был более фрагментарен, чем Стеделийк, где Сандбергу удалось создать более текучую, живую ситуацию.

Сравнительная консервативность МоМА определялась источниками его финансирования — пожертвованиями состоятельных спонсоров. У Стеделийк был другой уровень свободы, потому что Сандберга, в сущности, нанимал город; Сандберг определял политику музея так, как считал нужным.

Каталоги, к примеру, были безраздельной вотчиной Сандберга. Вы тоже вкладывали в каталоги своих выставок много сил. В прошлом году университетская библиотека в Бонне показала впечатляющую ретроспективу, в которую вошло около пятидесяти ваших изданий [Das gedruckte Museum: Многие из них кажутся продолжениями ваших выставок. А некоторые являются самостоятельными художественными объектами: Tean Tinguely, Moderna Museet, Стокгольм, Еще вам принадлежит изобретение каталога-энциклопедии: Похоже, каталоги и книги тоже имели для вас огромное значение.

Да, но все же не такое, как для Сандберга, потому что для него каталог являлся частью выставки. У Сандберга был свой стиль, общий для всех его проектов. А я скорее сторонник разнообразия. В и годах я неоднократно обсуждал с Сандбергом выставку, которая бы составилась из инсталляций, созданных несколькими художниками для конкретного пространства.

За несколько лет у проекта сменилось несколько названий: В начале весны года мне наконец удалось привезти Жана Тингли и Ники де Сен-Фаль в Стокгольм, где им предстояло работать вместе с шведским художником Пером Олофом Ультвельдтом и со мной.

Мартиал Райсс отказался от участия в последнюю минуту — его пригласили представлять Францию на Венецианской биеннале. По моему замыслу, никто не должен был готовиться загодя; никаких заранее придуманных проектов. На следующий день мы приступили к выстраиванию первой такой остановки: Я был в отчаянии. За обедом я предложил соорудить женскую фигуру, лежащую на спине, и внутри построить несколько инсталляций. Вагина должна была служить входом. Предложение вызвало у всех большой энтузиазм.

Нам удалось закончить работу за пять недель — и внутри, и снаружи. Фигура получилась 28 метров длиной и около 9 высотой. Каковы были ее предпосылки? МоМА попросил меня сделать выставку о кинетическом искусстве. Я сказал Альфреду Барру, что тема слишком широкая и предложил вместо этого сделать выставку более критическую, имеющую определенную тему и посвященную машине. Машина занимала центральное место во многих произведения х годов — и вместе с тем было ясно, что механический век заканчивается, что мир готовится вступить в новую фазу.

В нее вошло более двухсот экспонатов — скульптура, разного рода конструкции, живопись и коллажи. Еще мы показывали там подборку фильмов. У Тингли была настоящая страсть к машинам — да и к любым механизмам. Рихард Хюльзенбек, Дюшан и я тогда написали тексты для каталога. Да — его наивысшей точкой. Они оба были людьми выдающимися.

А сегодня ведь это первое, что вы слышите. Нам предоставлялись любые возможности. Когда нам на ночь глядя понадобилось привезти из Техаса димаксионную машину Бакминстера Фуллера, они сказали:

В труде и боях закаленное (Очерк истории оборонного Общества) Алексей Анохин

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

Будет произведена лексикографическая сортировка. Анохин, Алексей Иванович - В труде и боях закаленное: Магистр, Физическое описание ,[1] с. В сердце с Родиной, сквозь военный зной, Кровью меряя пяди земли, - Шли в Бессмертие и своей судьбой Мира свет над Европой зажгли! Пусть горит огонь вечной славы им - В нем Героев народных сердца! Школой мужества, испытанием Будешь ты нам всегда, до конца!

Воспитали ты поколения - Их Победа не меркнет в веках! Ордена твои завещают нам Как Покрышкин Отчизне служить. По-матросовски, по-гагарински Беззаветно Россию любить! Быть упорными и любовь свою Не словами, а делом нести!

Закалять себя твоей славою И на подвиг бесстрашно идти! Обновленная, Родина верит нам, Мы солдаты - не только в мечтах! И готовимся к боевым постам На земле, в небесах и в морях. Воспитала ты поколение - Их Победа не меркнет в веках! Если интересуемая информация не найдена, её можно Заказать. Очерк истории оборонного Общества.

Тираж 50 экз. Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Древнерусская литература [21] 2. Художественная русская классическая и литература о ней [] 3. Художественная русская советская литература [64] 4. Художественная народов СССР литература [34] 5. Художественная иностранная литература [73] 6.

Антологии, альманахи и т. Военная литература [54] 8. Географическая литература [32] 9. Журналистская литература [14] Краеведческая литература [36] Книги о морали и этике [15] Книги на немецком языке [0] Политическая и партийная литература [44] Научно-популярная литература [47] Книги по ораторскому искусству, риторике [7] Журналы "Роман-газета" [0] Справочная литература [21] Учебная литература по различным предметам [2]

История Исполнительства Ирина Михайловна Борейко

В полной мере это касается вопроса периодизации истории фортепианного исполнительства, по которому существуют разноречивые мнения, а также оценок исполнительских концепций выдающихся музыкантов. Важно отметить, что, в отличие от вузовской, методика преподавания истории фортепианного исполнительства у студентов среднего звена до сих пор не была предметом специального исследования.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Как часто это бывает, прямо накануне прибытия бандерольки, я спросил номер отслеживания, а в день X Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Вот и до меня дошла книжечка с Букмиксораздачи, книга, которой я безумная рада и почитать которую После перестройки масса девушек устремилась замуж за рубеж.

Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Для регистрации на BookMix. Подробнее об акции [x]. Защита состоится 26 ноября г.

Система профессионального музыкального образования в России пользуется заслуженным признанием во всем мире. Средние специальные учебные заведения занимают в ней особое место — именно здесь обучающиеся получают основные знания, умения и навыки, которые становятся фундаментом их творческого роста. Однако, как показывает опыт, у студентов-пианистов и даже выпускников средних специальных учебных заведений нередко наблюдается диспропорция между уровнем развития практических навыков исполнительства, приобретаемых на занятиях по специальности, и уровнем их теоретической оснащенности в области фортепианного искусства.

Усвоенные знания являются верным руководством в их дальнейшем профессиональном становлении и творческом поиске: Это обстоятельство отражено в требованиях к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по соответствующей специальности, зафиксированных в Государственном образовательном стандарте среднего профессионального образования.

Стандарт содержит следующие дидактические единицы, обязательные для изучения: Сложность освоения истории фортепианного исполнительства заключается в том, что данная область научного знания, а, следовательно, и базирующаяся на ней учебная дисциплина, находятся ещё в стадии становления.

Здесь до сих пор не сформирована единая система периодизации, общепринятый понятийный аппарат. В процессе изучения предмета студенты получают значительный объем информации, успешное освоение которой нуждается в систематизации и структурировании.

Между тем по указанной дисциплине не существует даже специального учебника для средних специальных учебных заведений, поэтому в педагогическом процессе обычно используется учебник А. Он отличается строгой систематичностью и ясностью изложения, однако отдельные положения автора не всегда соответствуют современным представлениям об исторических реалиях.

Но на сегодняшний день исследований по методике преподавания предмета, обеспечивающей подобную практическую направленность, явно недостаточно, и преподаватели истории фортепианного исполнительства испытывают значительный дефицит в методологическом и методическом обеспечении дисциплины. Литература по истории фортепианного исполнительства весьма обширна. История возникновения и преобразования инструмента и закономерности развития его выразительных и технических возможностей рассматриваются в трудах М.

Последовательный обзор творческих и педагогических школ содержится в упомянутом учебнике А. Хитрук в диалогах с выдающимися музыкантами предлагает размышления об исторических судьбах отечественной фортепианной школы. Фортепианное искусство с позиций смены технических систем пальцевая игра; весовая игра; анатомо-физиологическая школа; психотехническая школа анализирует Дж.

Вопрос периодизации истории фортепианного исполнительства различными авторами решался по-разному.

Логика. Логические истории В. П. Заесенок

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка и магнитные закладки. Внеклассное чтение на все лето. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Аннотация к книге "Логические истории" Наша серия поможет вам справиться с типичными проблемами поиска решений.

Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Иллюстрации к книге В. Заесенок - Логические истории. Рецензии и отзывы на книгу Логические истории. Большой формат, мягкая обложка и хорошая бумага. Рисунки приятные и крупные. Каждый разворот предполагает несколько задач. И до сложных, где действительно надо даже взрослому включить мозги. Родительской благодарности должны заслуживать и методические рекомендации, с которых книжка начинается.

Там приведены наводящие вопросы если ребёнок затрудняется , даётся совет, как научить малыша рисовать и использовать ситуативные схемы.

Рисунки очень крупные, симпатичные, листы средней плотности, обложка тонковата. Пересказывать сами задания не вижу смысла — вся книжка на фото. Все отзывы и рецензии 3. Полный курс подготовки к школе. Комплект из 9-ти книг 1 фото. Математика для детей лет. Тренажер по исправлению почерка.

Часть 1 68 рец. Задания по развитию познавательных способностей лет. Для детей лет 24 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Логические истории " автор Заесенок В. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Персонажи мультфильмов и игр. Подарки детям на праздники. Тетради со сменными блоками. Обложки для тетрадей и дневников. Папки для рисунков, нот, документов. Для уроков творчества и труда.

Конструкторы для уроков труда. Бумага и папки для черчения. Дидактический материал по предметам. Школьные ранцы, сумки и мешки для обуви. Оформление класса к 1 сентября. Оформление класса к Новому Году. Оформление класса к 23 февраля. Оформление класса к 8 марта. Дидактические плакаты и карточки.

Товары для детского праздника. Печатная продукция для праздника. Книги для организации праздников. Костюмы на Новый Год. Исторические и национальные костюмы. Костюмы животных, насекомых и птиц. Игры и игрушки на праздник. Инвентарь для детской комнаты. The Creativity Hub Ltd. Глобал Чилдрен Тойс Мануфэкчурер. Краснокамская фабрика деревянной игрушки.

Развивающие игрушки из дерева. Манн, Иванов и Фербер. Проект Настя и Никита. Yiwu Sunde Stationery Co. Самые продаваемые игрушки для всех. Самые продаваемые игрушки для мальчиков. Самые продаваемые игрушки для девочек. Самые продаваемые дидактические материалы. Малышам от 0 до 2 лет. Игрушки детям лет. Книги детям лет. Творчество детям лет. Подарки детям лет. Детям от 7 лет. Детям от 10 лет. Игрушки детям от 10 лет. Книги детям от 10 лет.

Творчество детям от 10 лет. Подарки детям от 10 лет. От лет и старше. Девочкам до 2 лет. Девочкам от 2 до 4 лет. Девочкам от 5 до 7 лет. Мальчику на 1 год. Девочке на 1 год. Мальчику на 2 года. Девочке на 2 года.

Мальчику на 3 года. Девочке на 3 года. Мальчику на 4 года. Девочке на 4 года. Мальчику на 5 лет.

Введение в историю петрографии Ф.Ю. Левинсон-Лессинг

Левинсона-Лессинга, как родоначальника советской петрографии, принесли ему написанные им справочники и учебные пособия по петрографии, в том числе: Начиная с г. Он был директором Геологического музея им. Франц Юльевич умел сочетать организационную и научно-исследовательскую работу. Он был выдающимся петрографом и геологом широкого профиля. В своих работах он освещал некоторые вопросы физики, химии, металлургии и силикатной технологии. Серьезно занимался историей петрографии, написав такие работы: Особенно заметна деятельность Ф.

Ле-винсон-Лессинга как активного члена сессий Международного геологического конгресса. Он был участником 5-ти сессий МГК: Санкт-Петербург , 8-й - г.

Париж , й - г. Торонто , й - г. Мадрид , й - г. На 8-й и й сессиях МГК Ф. Левинсон-Лессинг был избран вице-президентом вместе с Ф. На й сессии была организована постоянная комиссия по петрографии, минералогии и геохимии, которую поручили возглавить именно ему. Левинсон-Лессинг был членом Международного общества почвоведов, Лондонского геологического общества, Геологического общества Бельгии, Американского геологического общества.

Его научное наследие составляет более публикаций, в том числе много монографий, учебников, словарей и учебных пособий. Глубокое содержание большинства его научных исследований показывает направления путей дальнейшего развития тех геологических наук, которым была отдана вся его жизнь. Скончался Франц Юльевич Левинсон-Лессинг 25 октября г. Похоронен на Волковском кладбище в некрополе-музее Литераторские мостки.

На могиле в году установлена гранитная стела. Левинсон-Лессинга за выдающиеся научные работы в области петрографии, присуждаемую 1 раз в 3 года. Левинсон-Лессинга минерал из класса силикатов, открытый в г. На Курильских островах есть хребет и вулкан имени Левинсон-Лессинга г.

Большевик Северная Земля - гора Левинсон-Лессинга е гг. Левинсон-Лессинга названа 1 форма из класса двухстворчатых моллюсков. Левинсона-Лессинга присвоено Научно-исследовательскому институту земной коры при Санкт-Петербургском государственном университете.

Выдающийся ученый, геолог, минералог. В окончил физико-математический факультет Петербургского университета и был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. С читал лекции, воспитав несколько поколений отечественных петрографов и геологов. В профессор Юрьевского ныне Тартуского университета, а в - Петербургского Ленинградского политехнического института, в котором организовал первую в России лабораторию экспериментальной петрографии.

В профессор Высших женских курсов в Петербурге, а с заведующий кафедрой петрографии в Ленинградском университете. Шателен ; повторно избран ректором, арестован не позднее 8. В Левинсон-Лессинг был избран петрографом Геологического комитета. Организатор и руководитель первой в России лаборатории экспериментальной петрографии. Организовал и возглавил отдел каменных строительных материалов и почвенный отдел КЕПС Участник гидрологических изысканий на Свирьстрое Докучаева , организатор и руководитель Петрографического института АН СССР , организатор и руководитель вулканологической станции на Камчатке.

Левинсон-Лессинг полагал, что существуют две родоначальные магмы - гранитовая и базальтовая. Наряду с кристаллизационной дифференциацией магмы кристаллизация в процессе застывания признавал ликвацию магмы, т.

Левинсон-Лессинг обосновал представление о петрографических формациях , а также первую рациональную химическую классификацию горных пород Создатель научной школы петрохимии. Применил физико-химические методы для решения проблем дифференциации магмы, генезиса и классификации рудных месторождений. Обосновал механизм образования экструзивных конусов, сибирских траппов и их связь с интрузиями.

Автор многочисленных трудов по кристаллографии и минералогии, вулканологии и общей геологии, стратиграфии и палеонтологии, почвоведению и истории геологии. Его именем названы гора в северной части острова Большевик на Северной Земле, вулкан и хребет на Курильских островах , остров в бухте Паландера в архипелаге Норденшельда минерал лессингит, из группы сложных окислов, ископаемая форма из класса двустворчатых моллюсков в нижнем мелу Кавказа, Крыма и Туркмении.

Левинсон-Лессинга о вековых колебаниях земной коры в свете современных воззрений, в кн.: Удивительное горное образование, остров Уруп, Россия. Если края стекла вдоль линии излома оказались неровными, с выступами, зазубринами, острыми кромками, их необходимо выровнять.

Чтобы грубо подровнять неровные края после обрезки, применяют плоскогубцы, которыми не отламывают торчащие кусочки стекла, а, осторожно нажимая самыми концами плоских губ инструмента на край стекла, постепенно и понемногу крошат и раздавливают края стекла.

Для распиливания брусков или досок под строго определенным углом пользуются специальным приспособлением - стуслом, в боковых стенках которого пропилены пазы для пилы. Прикрепите к стуслу и столярному верстаку или козлам половинки петель. Теперь для установки стусла понадобятся считанные секунды. Знаменитые китайские монетки — великолепный активизатор энергии денег. Это лучший подарок человеку, имеющего высокие амбиции и стремящемуся к высокому положению в обществе. Монетки приносят удачу где бы они не находились — на брелке, подвеске или в вашем кошельке для привлечения денег.

Танка Хайку Цитаты из фильмов Цитаты из Библии. Вредные советы Рецепты людоеда. Строительные Садоводам Рецепты Советы кулинарные. Для полного охвата каждой горной породы необходим именно такой комплексный подход к ней.

Однако в истории развития петрографии можно отметить такие эпохи, когда преобладало то или иное отдельное направление, оставляя остальные в тени. И если идеалом петрографического исследования или комплекса горных пород, который мы называем формацией, является и геологическое, и химическое, и минералогическое их освещение, то были моменты, и теперь еще существуют случаи, когда углубленное геологическое изучение само по себе или заострение внимания на химизме или на минералогии дает ценные результаты.

Это положение хорошо иллюстрирует работы тех четырех петрографов Дюпарк, Фогт, Вашингтон, Седергольм , о которых здесь идет речь, ибо представителем всестороннего комплексного подхода является в сущности только один Дюпарк, между тем как у остальных доминировал лишь определенный, более или менее односторонний подход, только отчасти и в некоторых случаях поддерживаемый некоторым материалом и со стороны других методов освещения горных пород.

И тем не менее каждый из них дал ценные монографические работы. С именем Фогта связано представление о физико-химическом направлении в петрографии изверженных пород. Он может считаться родоначальником этого направления и настойчивее всех его проводил.

Вашингтон — представитель чисто химического направления в петрографии; его работы показали, что простой аналитический материал, достаточно освещенный, сам но себе может дать некоторые ценные указания и обобщения. Ссдергольм прежде всего петрограф-геолог. Исторический метод в работах Ф. Справка о расширенном поиске. Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше.

По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

История России за 24 часа Г. Г. Корсаков

Для регистрации на BookMix. Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Корсаков можно приобрести или скачать: История России за 24 часа Издательство: Новости книжного мира Сегодня, 6 июня, в истории Бесспорно, главный литературный праздник в России сегодня - это Пушкинский день.

Р Н К 2 дня 18 часов 59 минут назад. Заметка в блоге Спасибо, Букмикс! Интересная рецензия Сказ про то, как москвичка в итальянской деревне жила. Lemonstra 2 дня 3 часа 53 минуты назад. Детское творчество и досуг. СУБД, Языки и среды программирования. Литература для школы, абитуриентов. Школьные учебники для начальных классов. Школьные учебники для средней и старшей школы.

Методические, дидактические материалы для преподавателей. Общественные и гуманитарные дисциплины. Атласы, контурные карты, рабочие тетради для начальных классов. Атласы, рабочие тетради для средней и старшей школы. Теория и история права. Конституционное, административное, международное право. Аграрное, земельное, экологическое право.

Испанский, итальянский, португальский языки. Китайский, корейский, японский языки. Бумага, блоки для заметок, стикеры, разделители. Универсальные записные книжки, книги кулинарные, садовода и т. Бумага для рисования, черчения, творчества.

Папки для рисования, акварели. Альбомы для рисования л. Альбомы для рисования 40л. Тетради 60л и более. Тетради со сменным блоком, сменные блоки, разделители для тетрадей. Дневники для начальной школы. Дневники для средней, старшей школы. Обложки для тетрадей, книг, журналов. Папки для тетрадей, труда. Пеналы жесткие с одним отделением без наполнения.

Пеналы жесткие с двумя и более отделениями без наполнения. Пеналы с одним отделением с наполнением. Пеналы с двумя и более отделениями с наполнением. Другая школьная продукция веера, кассы, счетные палочки, подставки для книг, расписания, закладки.

Чертежные принадлежности для письма, черчения. Корректирующие средства, разбавители для корректора. Папки для хранения документов. Папки-портфели из кожи и кожзаменителя. Папки на кнопке, на молнии, на резинке.

Рюкзаки и сумки дошкольные. Рюкзак с эргономичной спинкой. Расходные материалы для оргтехники. Салфетки для оргтехники, компьютеров. Футляры, конверты для CD. Аксессуары для праздника оформление, плакаты, медали. Наборы подарочные детские настольные.

Мелкая сувенирная продукция брелки, фигурки, свечи, шарики, держатели для шаров, насос для шаров. Принадлежности для упаковки банты, ленты и т. Канцелярские товары для детей и творчества. Карандаши цветные цветов. Карандаши цветные и выше цветов. Детские краски, акварель и выше цветов. Гуашь, пальчиковая гуашь, стакан "непроливайка". Грим краски для лица и тела. Краски по текстилю и шелку.

Краски с другими эффектами. Аэрозоли и спреи для различных поверхностей. Лак акрил, витражный, фикстатив. Пастель сухая, сангина, сепия, соус, восковая. Инструменты мастихины, шпатели, масленки, палитры. Детские классические наборы для вышивания. Взрослые классические наборы для вышивания. Наборы по валянию, шитью из ткани, фетра, флиса. Наборы по изготовлению текстильных кукол, игрушек. Волокно, шерсть для валяния. Бумага для декупажа, декопатча. Наборы по декупажу, декопатчу, скрапбукингу.

Заготовки простые и заготовки в наборах с красками. Заготовки из других материалов папье-маше, гипс, пенопласт, пластик. Самоцветы на клейкой основе. Стикеры на клейкой основе. Фурнитура для кукол глазки, носы, волосы. Пигменты для мыла и свечей. Наборы по мыловарению и изготовлению свечей. Формы и штампы для мыла, свечей. Фурнитура для изготовления бижутерии. Наборы для создания бижутерии.

История Наполеона Гораций Вернет

Будучи отправлен в Валанс, где на то время была расположена часть его полка, Наполеон вошел в круг лучшего тамошнего общества; особенно хорошо был он принят в доме госпожи Коломбие, женщины высоких достоинств, которая была, так сказать, законодательницею валанского высшего круга. Здесь познакомился он с господином Монталиве, которого впоследствии сделал своим министром внутренних дел.

У госпожи Коломбие была дочь [1]; она-то внушила Наполеону первые чувства любви и сама разделяла эту нежную и невинную склонность, предметом которой была. Влюбленные назначали себе свидания, но, по словам Наполеона, - все их блаженство ограничивалось тем, что они вместе лакомились вишнями. О браке не было и речи. Мать девицы Коломбие, сколько, впрочем, ни уважала и ни любила молодого подпоручика, а вовсе не помышляла выдавать за него дочь, как после многие утверждали. Зато она в разговорах часто предсказывала ему его высокое назначение, что повторила даже в свою предсмертную минуту; она умерла при самом начале французской революции, и пророчество ее не замедлило сбыться.

Однако же ни любовь, ни знакомства не мешали Наполеону продолжать своих ученых занятий и предаваться исследованию самых трудных задач по части общественного устройства. Не объявляя своего имени, он получил премию, назначенную Лионской академией за решение вопроса, предложенного аббатом Рэналем: Но видно, что впоследствии воспоминание об этом торжестве не очень льстило его честолюбию, потому что когда Талейран представил было императору диссертацию артиллерийского подпоручика, то император поспешно бросил ее в камин.

Наконец, вспыхнула французская революция и с восторгом была принята молодежью, видевшею в ней одно только приложение учения энциклопедистов, которым была проникнута.

Дворяне, напыщенные своими правами и преимуществами, - а таких дворян было много в военной службе, - вовсе не разделяли этого восторга.

Но дух одной какой-нибудь касты не мог заставить изменить своему веку и своему гению того, о ком Паоли так справедливо и так метко сказал: И потому-то Наполеон не последовал примеру большей части своих товарищей, которые отправились в чужие края сетовать о переворотах своего отечества.

Однако ж из этого еще не следует приписывать одному мелочному расчету, не основанному ни на какой нравственной политической цели, того пламенного патриотизма, который обнаруживал Наполеон и в своих разговорах, и в своих сочинениях еще до начала революции. Счастьем для Франции было то, что в числе ее законодателей и воинов, увлекшихся преобразованиями года, нашлись люди, жаждавшие славы, приобретаемой великими заслугами, и люди, полные честолюбия, добивавшиеся власти, которая облегчает гению исполнение его предположений.

Но первым ее счастьем было, бесспорно, то, что в числе этих людей честолюбивых, без которых драма революции, лишенная жизни и движения, представила бы одно бездушное и холодное зрелище, подобное собранию квакеров или сборищу янсенистов, нашелся воин-законодатель, способный домогаться и достигнуть верховной власти. Нет сомнения, что Наполеон, приняв с жаром сторону народа, повиновался в этом случае и внутреннему убеждению, и предчувствию своей судьбы. Но патриотизм не мешал ему питать в глубине души своей инстинктивного отвращения к безначалию и смотреть с прискорбием, с негодованием на народные неистовства, ознаменовавшие последнее томление власти, которая со временем должна была достаться ему.

Так, 20 июня года, находясь на береговой террасе в Тюильри и видя, что кто-то из черни дерзнул оскорбить Людовика XVI, он смело воскликнул: Попотчевать бы сначала человек сот пять-шесть ядрами, остальные бы и теперь еще бежали без оглядки". Наполеон, свидетель происшествий десятого августа, которые он предвидел как неминуемое и близкое следствие событий двадцатого июня, все еще оставался в рядах революционеров, но, по предчувствию ли или по рассудку, уважая власть и порядок, оставил столицу Франции и отправился в Корсику, где Паоли действовал тогда в пользу Англии.

Юноша-патриот, глубоко огорченный поступками Паоли, решился низвергнуть этого идола своего детства, принял начальство над национальной гвардией и стал отчаянно действовать против старца, к которому доселе хранил такое уважение, сочувствие и удивление. Когда английская партия одержала верх и пожар Аяччо ознаменовал ее торжество, тогда семейство Бонапарта, дом которого был также предан пламени, удалилось во Францию и поселилось в Марселе.

Наполеон недолго пробыл в этом городе; он поспешил возвратиться в Париж, где происшествия так насильственно и так быстро следовали друг за другом, что каждый день и каждый час грозил новым переворотом.

В это время Южная Франция подняла знамя федерализма, и измена предала Тулон в руки англичан. Конвент поручил генералу Карто возвратить Прованс под власть республики и принять неукоснительные меры к смирению и наказанию мятежников.

Лишь только победа доставила генералу Карто возможность занять Марсель, велено было приступить к осаде Тулона. Наполеон отправился туда в качестве начальника артиллерии. К этому времени должно отнести небольшое сочинение, написанное им под заглавием Бокерский ужин, о котором ни слова не упоминают Записки на острове Святой Елены, между тем как Бурриенн утверждает, что из рук в руки получил это сочинение от Наполеона по возвращении его после осады Тулона.

Впрочем, это сочинение носит на себе отпечаток того образа мыслей, который Наполеон, как ревностный патриот и искусный воин, действительно должен был иметь в ту пору; оно содержит в себе суждения о смятениях во время федерализма, суждения, выказывающие в простом артиллерийском офицере тот высокий ум и тот здравый рассудок, которым впоследствии удивлялись в императоре.

Император назначил ее статс-дамою ко двору одной из своих сестер, а мужу ее дал выгодное место. Наполеон, прибыв в лагерь под Тулоном, нашел там войско, состоявшее большей частью из храбрых волонтеров, и ни одного генерала, достойного ими командовать. Генерал Карто, который выказывал роскошь и великолепие, малосовместные со строгими республиканскими правилами, был просто невежда. Покорение Тулона было ему не под силу, но он вовсе не хотел сознаться в своей решительной неспособности, и еще, напротив, в одном себе исключительно находил дарования, необходимые для совершения этого подвига.

Эта-то смешная самоуверенность внушила ему тот знаменитый план атаки, вследствие которого он был отозван от занимаемого им места. План этот изложен был в следующих двух строчках:. К счастью, что при этом странном и немногоречивом военачальнике нашелся простой офицер, молодой человек двадцати четырех лет от роду, который столько же превосходил своего генерала познаниями и военными способностями, сколько уступал ему в чине.

При всей своей тогдашней незначительности и скромности он не мог, однако ж, скрывать презрения к большей части людей, на которых по дисциплине и регламенту должен был смотреть как на старших себя, но которые по совершенной своей неспособности могли только вредить республике.

Это-то презрение и сознание собственного превосходства над всеми окружавшими внушили ему смелость противоречить своим начальникам, чтобы не допустить их до приведения в действие принятых ими мер, которые он считал пагубными.

По случаю ежедневных споров Наполеона с генералом Карто жена главнокомандующего сказала однажды своему мужу: При самом прибытии в лагерь Наполеон, одаренный той быстротой и верностью взгляда, которые так были ему полезны на поле битв, тотчас постиг, что для овладения Тулоном его должно атаковать со стороны гавани, и указывая это место на карте, сказал: Со всем тем ему стоило немалого времени заставить принять свое мнение, которое разделял с ним один только начальник инженеров; но и эта поддержка со стороны просвещенного офицера не могла еще победить глупого упрямства главнокомандующего.

Наконец, в числе народных представителей нашелся человек, в котором было столько проницательности и дальновидности, чтобы предугадать в начальнике небольшого отряда артиллерии будущего великого полководца.

Наполеон получил всю власть, нужную для успешного приведения в действие своих планов; Карто отозван, неприятели выгнаны из Тулона, и победитель, вспоминая впоследствии об этом первом торжестве своем, которым он был некоторым образом обязан доверенности к нему народного представителя, с благодарностью говорил: Во время осады Наполеон подавал собой пример величайшего хладнокровия и редкой храбрости и не в одном совете обнаруживал свое искусство и знание дела: Под ним было убито множество лошадей, а сам он ранен в левое бедро так, что ему грозила опасность лишиться ноги.

Наполеон от природы столь мало был расположен к чистой теории и до того пренебрегал наукой исключительно умозрительной, что никогда не мог ни довольствоваться, ни ограничиваться ими. Изобрести и исполнить - были для него два действия, тесно связанные между собой; огромность его замыслов могла бы приводить его самого в затруднение, если бы он не сознавал в себе силы и воли, способных твердо и постоянно стремиться к их исполнению. Эта потребность деятельности была с ним неразлучна и смолоду развернулась в нем; он сохранил ее во всех обстоятельствах своей жизни, и умер, едва лишь стал лишен возможности удовлетворять ее, едва лишь сила его воображения, исполнившая Европу гигантскими созданиями, была вынуждена действовать сама на себя.

Такую беспрерывную деятельность Наполеон прилагал не к одним важным делам; по требованию обстоятельств он вникал даже в мелочи и не считал унизительным для своего высокого ума исполнение, в случае нужды, самых простых механических работ. Так, во время осады Тулона, находясь однажды на батарее в ту самую минуту, когда один из канониров был убит, он тотчас же схватил банник и сам раз двенадцать кряду зарядил орудие.

От этого он заразился сильной накожной болезнью, которой был подвержен убитый канонир, и эта-то болезнь, сделавшись опасной, была причиной худощавости Наполеона во все продолжение войн в Египте и Италии; он освободился от нее не прежде, чем вступил на престол, и обязан своим излечением Корвизару. Не все начальники Наполеона были так завистливы и так неспособны, как Карто.

Напротив, генералы Дютель Dutheil и Дюгоммие оказывали ему высокое уважение, которое люди высшего звания редко имеют к подчиненным. Это было следствием огромного и неоспоримого превосходства его познаний и способностей. Дюгоммие удивился, когда Наполеон по взятии Малого Гибралтара, одного из укреплений Тулона со стороны моря, с пророческой уверенностью сказал ему: Но это удивление перешло в совершенный восторг, когда предсказание исполнилось в точности.

В завещании своем Наполеон не забыл генералов Дютеля и Дюгоммие, как не забыл и Гаспарена. По взятии Тулона Дюгоммие ходатайствовал перед Комитетом общественной безопасности о награждении Наполеона чином бригадного генерала: Народные представители уважили это ходатайство; новоиспеченный генерал назначен в итальянскую армию, под начальство Дюммербиона, и сильно содействовал взятию Саорджио и успехам сражений Танарского и Онейльского.

Наполеон, несмотря на то, что был привержен к партии ревностных республиканцев, которые употребляли уж слишком ужасные меры, умел силой своего гения стать выше современных страстей и понятий и при всем влиянии революционной горячки сохранить благоразумную умеренность и строгое беспристрастье, которых не могли поколебать смуты тогдашнего времени.

Оттого-то и употребил он все свое влияние и всю свою власть на защиту своих политических противников от гонений и на спасение кинутых бурей на французские берега эмигрантов, в числе которых находилось и семейство Шабрильан. Когда месть Конвента, преследуя южных федералистов, постигла марсельского купеческого голову и богатейшего из тамошних негоциантов, восьмидесятичетырехлетнего старца Гюг Hugues , Наполеон был до того поражен этим, что впоследствии сказал: Несмотря на отвращение к подобным варварским поступкам, Наполеон судил, однако ж, хладнокровно о кровавых властителях той страшной эпохи.

Это свидетельствуют его "Записки", писанные на острове Святой Елены. Видно, что Робеспьер младший, бывший тогда народным представителем при армии, понял, подобно Гаспарену, великого человека и чистосердечно удивлялся его гению. Он употребил все свое старание, чтобы уговорить его отправиться с ним вместе в Париж, куда Робеспьера отозвали незадолго до девятого термидора. При осаде Тулона Наполеон встретил Дюрока и Жюно: Дюрока, который только один пользовался его дружбой и полной доверенностью, и Жюно, которого он заметил по следующему случаю:.

По прибытии в Тулон начальнику артиллерии понадобилось во время построения батареи написать что-то на самом месте производства работы; он потребовал сержанта или капрала, который бы был грамотен и мог стать на ту пору его секретарем. Сержант не замедлил явиться и едва окончил продиктованное письмо, как ядро ударило в батарейный вал и засыпало бумагу землей. Этим сержантом был Жюно; такого доказательства мужества и хладнокровия было уже достаточно в глазах Наполеона, и он впоследствии возвел Жюно на высшую степень военных достоинств.

Взятие Тулона, которым были обязаны молодому Бонапарту, не могло, однако, избавить его от придирок и нападок со стороны комиссаров Конвента, которые были в то время не расположены ко всем вообще военным начальникам. Декрет, оставленный без исполнения, потребовал было Наполеона к ответу за некоторые меры, принятые им по случаю укрепления Марселя, а один из представителей, недовольный твердостью его характера и неготовностью исполнять его требования, решился произнести против него приговор, столь часто гибельный, но на этот раз оставшийся, к счастью, без последствий, приговор, лишавший Наполеона покровительства законов.

Мы уже имели случай сказать, что не все народные представители, бывшие при южной армии, показывали неприязненное расположение к Наполеону. Между ними один, женатый на прекрасной и любезной женщине, обласкал его как нельзя больше и предоставил ему в своем доме все права близкого знакомого. Наполеон воспользовался этой доверенностью и даже едва ли не употребил ее во зло, если судить по некоторым не очень скромным словам "Записок", писанных на острове Святой Елены, где сказано, что жена представителя была столько же хорошо расположена к молодому артиллерийскому генералу, как и ее муж, который один из первых обратил на него внимание Конвента в эпоху тринадцатого вендемиера.

Наполеон, сделавшись императором, снова встретился со своей хорошенькой знакомкой. Время и несчастье изменили черты ее лица, или, лучше сказать, не оставили на нем и следов прежней красоты, пленившей некогда Наполеона.

Многие из них занимают теперь важные должности и всегда имеют ко мне доступ". В то время она была вдовой и в крайне бедном положении. Наполеон исполнил все, о чем она его просила. Раз, прогуливаясь с женой моего приятеля, представителя, по линиям нашей позиции близ Мендского ущелья, мне вдруг пришло в голову показать ей небольшое сражение, и я приказал произвести атаку на неприятельские аванпосты.

Правда, случилось так, что мы остались победителями; но, тем не менее, дело было очевидно бесполезное; атака сделана без всякой нужды, а все-таки стоила жизни нескольким человекам. Вспоминая об этом, я всякий раз жестоко упрекаю себя".

События девятого термидора остановили на короткое время Наполеона на поприще, начатом с таким блистательным успехом. Сношения ли его с Робеспьером младшим навлекли на него подозрения, или завистники его рождающейся славы рады были воспользоваться каким бы то ни было предлогом, чтобы погубить его, то ли, другое ли, только он был отрешен от должности и арестован по приказанию Албитта, де Лапорта и Салличети, которые вменили ему в преступление поездку его в Геную, исполненную по предписанию их же предместника, Рикорда.

Объявленный недостойным доверия армии и потребованный к ответу перед Комитетом общественной безопасности, генерал Бонапарт не захотел беспрекословно покориться подобному приговору. Он тотчас же послал ноту к представителям, велевшим было задержать его, и в этой ноте уже проглядывал тот высокомерный, сильный, сжатый слог, который впоследствии так легко было заметить и которому удивлялись во всех его речах, во всех его письмах.

Вот некоторые отрывки из этой достопримечательной бумаги:. В государстве во время революций бывает только два разряда людей: Не меня ли видели во всегдашней борьбе то с врагами внутренними, то, по званию воина, с врагами внешними? Потом, я не без отличия действовал под Тулоном и заслужил в бытность при итальянской армии часть лавров, пожатых ею при Саорджио, Онелья и Танаро При открытии Робеспьерова заговора я вел себя как человек, поступающий в духе правил. Патриот, невинный, оклеветанный, я все-таки не ропщу на меры, принятые против меня комитетом.

Если бы три человека объявили, что я сделал какое-нибудь преступление, я бы не мог роптать на приговор присяжных, осудивших меня. Неужели же представители должны ставить правительство в необходимость поступать и несправедливо, и несогласно с видами политики?

И тогда, через час, если злым людям нужна моя жизнь Эта простая, но благородная и возвышенная речь заставила представителей рассудить о том, что они имеют дело с человеком, одаренным большими способностями и сильным характером, и, следовательно, должны отказаться от всякой надежды попрать его своим самовластием и преследованиями, не подвергая вместе с тем себя сильному и продолжительному сопротивлению с его стороны.

И потому, соглашая требования своего честолюбия с благоразумной осторожностью, Албитт и Салличети, согласясь с генералом Дюммербионом, временно отменили произнесенный ими приговор и возвратили свободу генералу Бонапарту, "которого военные дарования и познание местностей, - сказано было в отданном ими приказе, - могут быть полезны республике".

В это время оборот дел по случаю происшествий термидора был причиной, что управление военным комитетом перешло в руки старинного артиллерийского капитана Обри, который перевел Наполеона в инфантерию и назначил его действовать в Вандее.

Справедливо обиженный таким распоряжением и сознавая в себе способности, которых не хотел употребить на столь невидном поприще, Наполеон по прибытии в Париж не замедлил представить о сделанной ему несправедливости на рассмотрение военного комитета и говорил с большим жаром и пылкостью. Обри остался непреклонным; он сказал Наполеону: На это Наполеон возразил:. Должно заметить, что президент комитета никогда не бывал в сражении. Столь твердый и колкий ответ не только не смягчил, но еще более подстрекнул упрямство Г.

Он никак не хотел изменить сделанного им назначения, а Наполеон предпочел быть скорее отставленным от службы, чем уступить несправедливости. Однако ж в числе людей, принимавших участие в происшествиях термидора, нашелся человек, который не захотел оставить совсем в бездействии военных талантов, обнаруженных Наполеоном при взятии Тулона. Человек этот был Понтекулан, преемник обриевой власти; он, не обращая внимания на ропот господствовавшей тогда партии, употребил Бонапарта при составлении планов для новой кампании.

Но и это невидное занятие, так худо согласовавшееся с характером воина, для которого деятельность, слава и шум оружия были необходимыми условиями жизни, показалось еще занятием слишком выгодным, слишком почетным для человека, которому хотели вовсе преградить дорогу на военном поприще.

Летурнер, уроженец Ла-Манша, занявший после Понтекулана место президента военного комитета, стал поступать с Наполеоном по примеру Обри и решительно отстранил его от всякой должности, так что Наполеон, потеряв надежду одолеть зависть и предубеждения, но и не желая пасть под самоуправной рукой своих недоброжелателей и дать им загубить военные и политические способности, которые сознавал в себе, отвлек на минуту свое внимание от дел Европы и обратил его на Восток.

Ему во что бы то ни стало хотелось искусить судьбу; природа, казалось, создала его для замышления и совершения дел великих, и если Франция отказывала ему в блистательном поприще, то он надеялся открыть его себе на Востоке. Полный этой мыслью, он составил ноту, в намерении дать почувствовать французскому правительству, что выгоды республики требуют усилить оборонительные средства Оттоманской империи, чтобы этой мерой отвратить честолюбивые виды на нее европейских держав: На этом новом поприще он будет полезен отечеству; и если успеет поставить силы турков в положение более грозное, если успеет усовершенствовать способы защиты их старых крепостей и построить новые, то окажет существенную услугу Франции".

По поводу этой ноты Г. Но слово это не было написано. Внимание правительства, совершенно поглощенное внутренней политикой и борьбой партий, помешало ему заняться военными планами, последствия которых были и неизвестны, и еще далеко впереди; Наполеон, осужденный на бездействие, продолжал жить в Париже без всякого занятия, но Провидение уже наложило на него свой перст.

Революция не замедлила доставить ему случай возвыситься. Роялисты, ободренные термидорским переворотом, рассыпались по разным частям Парижа и произвели восстание против Конвента. Первый успех был на их стороне. Генерал Мену, подозреваемый в измене, но собственно виновный только в слабости и обличенный в неспособности, которому было поручено подавить восстание, совершенно не исполнил своего дела. Главные члены Конвента, которые, несмотря на ненависть свою к якобинцам, подверглись бы слишком явной опасности при торжестве роялистов, испугались этой контрреволюции и вспомнили, что изгнали, обезоружили, заключили в темницы множество усердных патриотов, которые теперь, в таких гибельных обстоятельствах, могли бы подать им важную помощь.

Угнетатели воззвали к угнетенным, и те не замедлили стать в их ряды. Но надо же было назначить предводителя этому наскоро составленному войску; генерал Мену был признан неспособным и арестован; Баррас, назначенный на его место, имел столько ума, что предложил Конвенту избрать себе помощником человека, который гораздо лучше его знал военное дело. Он напомнил о генерале Бонапарте, и Конвент утвердил это избрание декретом, немедленно объявленным Народному Собранию, в котором на то время присутствовал и Наполеон.

Из Записок на острове Святой Елены можно заключить, что Наполеон целые полчаса оставался в нерешимости и советовался сам с собою, принять ему или не принять тот важный пост, на который его призывали.

Он не хотел сражаться против вандейцев, как же решиться теперь поражать парижан! Но судьба увлекла его. И меры, которые предпринял Наполеон, были так успешны, что в несколько часов роялисты были рассеяны и восстание совершенно усмирено.

Конвент наградил своего спасителя, назначив его главнокомандующим всех войск внутри республики. С этого дня Наполеон мог уже предвидеть, что скоро будет располагать всеми военными силами Франции, и с этого-то дня вступил он подлинно на первую ступень трона, потому что завладел верховной властью в столице государства.

В двадцать четыре часа какое изменение в его положении! Еще двенадцатого вендемьера он был в опале, безовсякой будущности и до того утомлен всеми препятствиями, которые встречал на политическом своем пути, что начинал уже желать безответной, тихой, частной жизни, и узнав про женитьбу брата своего Иосифа на дочери первого из марсельских негоциантов, вскричал: Притесненный вчера, властелин сегодня, он сделался центром, около которого вращались все происки, все честолюбия; стал душой всей деятельности.

Юный победитель мятежников связал со своей восходящей звездой судьбы революции, которыми не могла уже управлять бледнеющая звезда Конвента. Первым делом Наполеонова могущества было спасти генерала Мену, обреченного на гибель Комитетом. Он спас его, оставив в утешение недовольным свободу смеяться над неспособностью этого генерала, которого прозвали le Mitrailleur.

Жители Парижа чувствовали нанесенное им оскорбление; недостаток в съестных припасах усугубил их неудовольствие против военных властей, и Лас-Каз рассказывает, что раз, когда не хватило хлеба для ежедневной раздачи жителям и многолюдные толпы окружали лавки булочников, Наполеон, объезжая улицы в сопровождении своего штаба, был встречен народом с угрозами, все более и более шумными. Положение его становилось критическим.

Вот женщина, ужасно тучная, размахивая руками, завопила страшным голосом: Наполеон сдержал лошадь и закричал этой женщине: Всеобщий смех обезоружил толпу; главнокомандующий и его штаб спокойно продолжали дорогу.

Между тем спокойствие Парижа потребовало, чтобы жители его были обезоружены. В то время, когда начальство приступило к исполнению этой меры, перед главнокомандующим предстал юноша лет десяти или двенадцати с просьбой возвратить ему шпагу отца его, бывшего прежде начальником войск республики. Юноша этот был Евгений де Богарне. Наполеон исполнил его просьбу и обошелся с ним так ласково, что растрогал чувствительного молодого человека, который все рассказал своей матери, и та долгом почла лично изъявить Наполеону свою признательность.

Госпожа де Богарне, женщина еще молодая, отличалась в высшем обществе и красотой, и грациозностью, которыми Наполеон был настолько тронут, что не мог не желать продолжения этого случайного знакомства. Он каждый вечер посещал Жозефину. В ее гостиной собирались некоторые остатки прежней аристократии, которым было небесполезно встречаться там с "маленьким расстрельщиком", как прозвали они Бонапарта.

Бывало, большая часть общества разъедется, Бонапарт остается еще с немногими искренними знакомыми Жозефины, каковы были старик Монтескье и герцог де Ниверне, и беседует с ними о старинном версальском дворе. Теперь нам странно бы казалось видеть рука об руку с этими придворными ветеранами человека, ставшего во главе нового правительства, если бы мы не видали впоследствии всего, что сделал этот человек для возобновления этикета и старинного местничества.

Знакомство Наполеона с Жозефиной не осталось обыкновенным, простым знакомством. Он нежно полюбил ее и стал искать ее руки. Брак их совершился девятого марта года.

Задолго перед тем одна негритянка предсказала Жозефине, что она будет королевой. Жозефина охотно рассказывала об этом предсказании, и брак ее с Наполеоном был уже началом его исполнения. Шерер, главнокомандующий итальянской армией, по своей неспособности и по допущенным им беспорядкам, уронил славу оружия и честь республики. Кавалерия его потеряла лошадей за недостатком фуража. Армия во всем претерпевала недостаток и не могла более удерживаться на морском генуэзском берегу.

Чтобы вывести армию из такого бедственного положения, Директория, не имея ни денег, ни запасов, послала ей нового главнокомандующего.

К счастью, этот новый главнокомандующий был Бонапарт: Бонапарт отправился из Парижа двадцать первого марта года, сдав начальство над внутренней армией одному старому генералу, Гатри Hatri.

Весь план кампании был уже им придуман. Он решил проникнуть в Италию через долину, которая разделяет последние возвышенности Альп и Апеннин, и разорвать австро-сардинскую армию, принудив имперцев прикрывать Милан, а пьемонтцев свою столицу.

В конце марта прибыл он в Ниццу. Главная квартира армии не оставляла этого города с самого начала кампании: Наполеон тотчас перенес ее в Альбенго. Терпение, мужество, которые вы обнаруживаете здесь, между этих скал, удивительны: Я пришел вести вас на плодороднейшие в свете долины.

Богатые области, большие города будут в нашей власти; на вашу долю богатства, честь, слава. Неужели в вас не достанет храбрости? Речь эта была принята с живейшим восторгом и пробудила надежды всего войска. Главнокомандующий воспользовался этим расположением своих воинов, чтобы пригрозить генуэзскому сенату, от которого потребовал свободного пропуска через Бокетту и ключи крепости Гави. Восьмого апреля он писал Директории: Недовольных было столько, что даже составилась рота Дофина, и роялистские песни везде распевались свободно Будьте уверены, что порядок и тишина будут восстановлены в армии Когда вы получите это письмо, то мы уже, верно, встретимся с неприятелем".

Все так и исполнилось. Неприятельская армия находилась под начальством Болье, отличного офицера, который приобрел известность во время кампаний на севере.

Узнав, что французские войска, которые до сих пор едва-едва могли держаться в оборонительном положении, внезапно перешли в наступательное и готовятся вторгнуться в пределы Италии, Болье поспешил оставить Милан и идти на помощь Генуе. Он стал у Нови, где поместил свою главную квартиру, разделил армию на три корпуса и издал прокламацию, которую Бонапарт переслал Директории, сказав, что станет отвечать на нее "на другой день после сражения".

Сражение это воспоследовало одиннадцатого апреля, под Монтенотте. Эта битва, ознаменовавшая открытие кампании, увенчала Наполеона той первой победой, со времени которой он считал свою родословную. Новые сражения были для Бонапарта только случаями к новым успехам. Четырнадцатого апреля он одержал победу под Миллезимо, а шестнадцатого под Дего. Ответив таким образом на прокламацию Болье тремя победами в четыре дня, он сейчас же после сражения под Дего донес Директории об этих быстрых и славных подвигах, отдавая между тем полную справедливость другим генералам, состоявшим под его начальством: Я не замедлю уведомить вас в самом скором времени о всех подробностях этого славного дела и не забуду назвать тех, которые в нем наиболее отличились".

Около этого времени генерал Колли, командующий правым флангом неприятельской армии, написал Бонапарту письмо, в котором требовал выдачи своего парламентера Мулена Moulin , французского эмигранта, задержанного в Муреско, и в противном случае грозил отомстить за него на особе бригадного генерала Бартелеми, находившегося в плену у австрийцев. Назначение господина Мулена парламентером сделано против правил чести и несогласно с уважением, должным народу французскому.

Вам известны законы войны, и я не могу поверить вашим угрозам насчет генерала Бартелеми. Но если, вопреки этим законам, вы позволите себе исполнить столь варварскую меру, то за это немедленно ответят все ваши пленные, находящиеся в моей власти; потому что я питаю к господам офицерам вашей нации все уважение, которого заслуживают храбрые воины".

И Бонапарт грозил не попусту; в его власти было уже много пленных; он отвечал генералу Колли восемнадцатого апреля. Следствием блистательных побед, впервые ознаменовавших имена Жубера, Массены и Ожеро, было то, что неприятельский арьергард, бывший под начальством. Провера, отрезан и принужден положить оружие; а этим начато разъединение войск австрийских с пьемонтскими и открыты французской армии дороги на Милан и Турин. Достигнув вершин Монтеземото, которые занял Ожеро в тот самый день, когда Серюрие принудил Колли оставить укрепленный лагерь близ Чевы, главнокомандующий указал оттуда своей армии на снежные вершины гор, отделяющих ее от Пьемонта, и сказал своим воинам: Танаро перейден, редут бикокский взят, Мондови со своими запасными магазинами в руках французов.

Двадцать пятого занята крепость Кераско. В ней найдено несколько пушек и тотчас приступлено к улучшению ее укреплений. Здесь, двадцать восьмого числа, подписано перемирие.

За несколько дней перед этим, именно двадцать четвертого, Бонапарт отвечал так на письмо генерала Колли:. Военное и нравственное положение обеих армий не допускает простых перемирий. Хотя я, лично, и полагаю, что французское правительство согласится на безобидные мирные условия с королем, вашим государем, но по одним моим частным соображениям никак не могу приостанавливать своих движений; есть, однако же, средство исполнить ваше желание, совершенно согласное с пользами вашего двора, и остановить пролитие крови напрасное и потому противное рассудку и законам войны; средство это состоит в том, чтобы из трех крепостей Кони, Александрии и Тор-тоны, сдать мне две, которые вам угодно Кони и Тортона сданы войскам республики; крепость Чева тоже; перемирие заключено.

И все это совершено в течение одного месяца! С армией, совершено уже изнуренной, не получавшей подкреплений, терпевшей недостаток и в провианте, и в артиллерии, и в коннице.

И чудо это было делом гения одного человека, который умел избирать помощников, достойных себя. Неприятели были крайне удивлены.

Французская армия, исполненная надежд на своего молодого предводителя, беспокоилась, однако же, о своей будущности, соображая слабость своих средств для предприятия столь затруднительного, как покорение Италии.

Чтобы отвратить это опасное беспокойство и возбудить еще более энтузиазма в своих войсках, Наполеон издал в Кераско прокламацию:. Вы в две недели одержали шесть побед; взяли двадцать одно знамя, пятьдесят пять пушек, несколько крепостей и овладели богатейшей частью Пьемонта; взяли пятнадцать тысяч пленных, убили и ранили более десяти тысяч человек.

До сей поры вы сражались за голые скалы, ознаменованные вашими подвигами, но бесполезные отечеству. Вы сравнились славою с нашими армиями, что в Голландии и на Рейне.

Претерпевая недостаток во всем, вы все сумели заменить собственно собою. Вы выигрывали сражения, не имея пушек, переправлялись через реки, не имея понтонов, делали большие переходы, не имея башмаков, стояли на бивуаках, не имея чарки вина, а часто и куска хлеба. Одни только вы способны были мужественно перенести все эти недостатки!

Благодарное отечество будет вам отчасти обязано своим благоденствием; и если от вас, победителей Тулона, можно было ожидать подвигов бессмертной кампании года, то чего нельзя ожидать от вас теперь, после этих подвигов! Две армии, которые перед этим дерзостно нападали на вас, бегут теперь в страхе; люди бессовестные, которые насмехались над вашим бедствием и радовались успехам ваших неприятелей, теперь трепещут в смущении.

Не скрою от вас, что вы еще ничего не сделали, потому что многое остается еще неоконченным. Еще ни Турин, ни Милан не в вашей власти; останки победителей Тарквиния еще попираются ногами убийц Бассевиля!

При начале кампании у вас во всем был недостаток; теперь вы всем снабжены. Магазины, отнятые у неприятеля, многочисленны; артиллерия, и полевая и осадная, прибыла к вам. Отечество вправе ожидать от вас многого. Удовлетворите ли вы его ожиданиям? Конечно, самые большие трудности и препятствия уже побеждены; но вам все еще остается в виду сражаться, брать города, переправляться через реки. Есть ли между нами малодушные? Есть ли между нами, кто бы пожелал возвратиться к вершинам Альп и Апеннин, чтобы хладнокровно переносить там обиды от неприятелей?

В рядах победителей под Монтенотте, Миллезимо, Дего, Мондови не найдется людей столь слабых; все мы горим желанием прославить имя французов; все мы хотим мира славного, который бы вознаградил отечество за множество великих жертв, им принесенных. Я обещаю вам победы, но с условием, которое вы должны поклясться исполнить: Если вы нарушите это условие, то будете не что иное, как варвары, бичи народов, и отечество ваше не признает вас своими сынами.

Ваши победы, мужество, успехи, кровь наших братьев, падших на брани, - все будет потеряно, все, даже честь и слава. Что касается меня и других генералов, пользующихся вашей доверенностью, то мы сочли бы за стыд предводительствовать воинами, которые бы не знали других прав, кроме прав сильного.

Но, облеченный народной властью, сильный по закону и правосудию, я сумею заставить немногих злодеев уважать законы чести и человечества, которые они попирают. Я не потерплю, чтобы эти разбойники помрачали славу вашего имени, и прикажу привести в строгое исполнение постановления, изданные мной по этому предмету. Грабители будут расстреляны без всякого милосердия; некоторые из них уже и расстреляны.

Я с удовольствием имел случай заметить, что хорошие солдаты хорошо исполняли свою обязанность. Французская армия идет к вам на помощь: Ваша собственность, ваша религия и ваши обычаи будут уважены. Мы ведем войну как неприятели великодушные, и только против ваших притеснителей". Такие слова обличали уже в Наполеоне не только великого полководца, но и искусного политика, который умеет употреблять кстати ловкую речь, согласную со своими видами.

И речь эту, столь полную самоуверенности, он держал в десяти милях от Турина! Король сардинский встревожился, и переговоры пошли деятельнее; перемирие, о котором мы уже упомянули, заключено в Кераско; одним из его условий было то, что король сардинский немедленно откажется от коалиции и пошлет в Париж уполномоченного для окончательного заключения мира, что и было в точности исполнено.

Король отправил в столицу Франции графа Ревеля, а Наполеон со своей стороны послал туда эскадронного начальника Мюрата с извещением о победах, ознаменовавших открытие кампании, и с письмом к Директории, в котором говорил: Если он не будет соглашаться, я беру Валенсию и иду на Турин; потом, когда разобью Болье, пошлю двенадцать тысяч человек на Рим Народные представители по приезде Мюрата объявили в пятый раз в течение шести дней, что итальянская армия заслуживает благодарности отечества.

Мир с Сардинией еще умножил общую радость: Бонапарт, имея теперь дело с одними имперцами, рассуждал, продолжать ли ему занимать тессинскую линию или перейти на Адиж с той же смелой быстротой, которая способствовала ему овладеть в несколько дней лучшими областями Сардинского королевства. В Записках на острове Святой Елены он сам рассказывает, какие имел причины колебаться в избрании одного из этих планов. Первый из них, осторожный и благоразумный, не согласовался ни с положением республики, которая должна была стараться устрашить коалицию смелыми действиями, ни с желанием молодого главнокомандующего, которому и характер, и честолюбие внушали действовать с возможно большей смелостью; поэтому он решился двинуться вперед и написал Директории: Вторая кампания начата; Болье расстроен; он соображает свои действия довольно плохо и постоянно попадается в расстанавливаемые ему сети; быть может, он захочет дать сражение, потому что смел, только не смелостью человека гениального Еще одна победа, и Италия наша Потери неприятеля и теперь уже неисчислимы Посылаю вам двадцать картин лучших художников, Корреджио и Микеланджело.

Я обязан вам особенной благодарностью за то внимание, которое оказываете жене моей; поручаю ее в ваше благорасположение; она добрая патриотка, и я без ума люблю ее".

И на другой день после отправления этого письма произошла битва, от которой Бонапарт ожидал овладения всей, Италией. Битва эта бессмертна под именем сражения при Лоди. Победа при Лоди была предвестницей покорения Ломбардии.

Пиццигитоне, Кремона и все важнейшие города миланской области заняты были французскими войсками. Посреди неуюта бивака и оружейного грома Наполеон, обремененный военными и политическими заботами, не забывал, однако же, обращать внимания на художества и просил Директорию назначить и прислать к нему комиссию, составленную из художников, для собрания драгоценностей, которые судьба сражений предавала в его руки.

Впоследствии все знали, как он отказался от огромных личных выгод, чтобы только сохранить одну из картин Корреджио, которой хотел обогатить Национальный музей.

И такое попечение Наполеон прилагал не об одних художественных предметах; все, что входит в круг умственной деятельности, литература и науки - все находило себе место в его обширном уме. Через пятнадцать дней после перехода за По, в промежуток времени между громом орудий под Лоди и лагерем под Мантуей, он нашел еще время написать из своей главной квартиры в Милане следующее примечательное письмо к знаменитому геометру Ориани:.

Все люди гениальные и всякий человек, стяжавший известность в литературе, должны быть братьями, в какой бы стране ни родились. В Милане ученые люди не пользуются теми знаками уважения, которые бы следовало им оказывать.

Удалившись в свои кабинеты, они уже считают себя счастливыми, если их оставляют в покое. Не так должно быть нынче. Я приглашаю всех ученых мужей соединиться и предлагать мне свои мысли о способах и нужных им средствах для придания наукам и художествам новой жизни, новой деятельности. Те из этих ученых, которые захотят переселиться во Францию, будут приняты тамошним правительством радушно и по достоинству. Французский народ более ценит приобретение одного ученого математика, одного славного живописца, одного человека известного по какой бы то ни было отрасли наук или художеств, чем приобретение самого богатого города.

Передайте же, гражданин, эти чувства и эти слова всем ученым мужам Миланской области. Между тем Директория, предчувствуя, что власть ее перейдет в руки победителя под Монтенотте и Лоди, захотела как можно дальше отложить эту минуту и в этом намерении назначила было к нему помощника, генерала Келлермана.

Бонапарт не мог ошибиться насчет видов Директории и высказал свое неудовольствие в письме к Карно, тому из ее членов, к которому он более, чем к другим, питал уважение. Я не могу охотно служить с таким человеком, который воображает, что он первый полководец во всей Европе; да притом я того мнения, что в одной армии один дурной главнокомандующий все же лучше, чем два хороших. Меры военные похожи на меры правительственные; и в тех, и в этих вся сила в умении различать сразу, что нужно, что нет".

Отправив это письмо, Наполеон продолжал действовать по своим соображениям и исполнять составленный уже им план. Мая 15, в тот день, когда в Париже подписывали мир, заключенный с Сардинией, он делал свой торжественный въезд в Милан. Директория не осмелилась привести в действие свое намерение назначить Наполеону помощника.

Келлерман был назначен генерал-губернатором областей, уступленных Франции Сардинией в силу последнего трактата, а Бонапарт нераздельно сохранил главное начальство над итальянской армией. Первым его попечением было сосредоточить свои действия на Адиже и начать блокирование Мантуи. Французская армия состояла только из тридцати тысяч человек; но со всем тем отвага ее главнокомандующего тревожила венский совет, в котором тотчас же решено было отозвать Вурмзера с Рейна и отправить его в Италию с тридцатитысячным корпусом лучших войск.

Наполеон, со своей стороны, не мог скрывать от себя, что ежедневные битвы и болезни могли, наконец, довести его армию, уже столь ослабленную, до слишком большого неравенства в численной силе против имперских войск, и не переставал просить Директорию прислать ему подкрепление и того, чтобы рейнская армия, деятельно приняв наступательное положение, сделала сильную диверсию в пользу итальянской армии.

Наполеон, поставленный таким образом в необходимость держаться с тридцатитысячным корпусом против армии почти стотысячной, начал искать в самом себе средств ослабить численную силу неприятеля.

Ни гений, ни счастье не изменили ему. Он придумывает план маршей и контрмаршей, ложных атак и ложных отступлений, смелых маневров и быстрых движений, посредством которых надеется разъединить три неприятельских корпуса и потом, напав на каждый отдельно, порознь разбить их.

Совершеннейший успех оправдывает соображения и надежду великого полководца, которому усердно содействуют и генералы, и солдаты его армии. Тем временем как Вурмзер полагает, что Наполеон перед Мантуей, тот снимает осаду этой крепости, переносится с быстротой молнии от берегов По на берега Адижа, от Киезы к Минчио, и спешит почти в одно и то же время навстречу разным неприятельским дивизиям, разбивает, рассеивает и уничтожает их в нескольких сражениях, которые названы кампанией пяти дней и происходили под Сало, Лонадо, Кастильоне и проч.

Почти во всех этих битвах, гибельных для австрийцев, ими руководил Квознадович; но в сражении при Кастильоне, самом бедственном для неприятеля, разбит сам Вурмзер. В донесении своем Директории от 19 термидора IV года 6 августа , которое победитель писал на самом поле битвы, он говорит так:.

Неприятель, идя от Тироля через Бресчиу и Адиж, окружал меня. Если французская армия была слишком слаба, чтобы устоять против соединенных неприятельских дивизий, то могла, однако, разбить их каждую порознь, а положение наше было посередине этих дивизий.

Поэтому я мог, быстро отступив, окружить неприятельскую дивизию, пришедшую через Бресчиу, совершенно разбить или взять ее в плен и потом возвратиться на Минчио, атаковать Вурмзера и принудить его уйти обратно в Тироль; но для исполнения этого плана нужно было снять в двадцать четыре часа осаду Мантуи, которая готова была сдаться, немедленно перейти Минчио и не дать неприятелю времени окружить меня.

Счастье способствовало удаче этого плана, и его последствиями были сражение под Дедзендзано, две битвы при Сало и битвы под Лонадо и Кастильоне Шестнадцатого числа, на утренней заре, мы сошлись с неприятелем: Неприятель, вместо того чтобы принять положение оборонительное, сам напал на авангард Массены, находившийся в Лонадо; авангард этот окружен австрийцами, генерал Дижон взят в плен, и неприятели отбили у нас три орудия конной артиллерии.

Тогда я немедленно приказал полубригадам восемнадцатой и тридцать второй построиться в густые батальонные колонны; и в то время как они старались пробиться сквозь неприятеля, он начал растягивать свою линию в намерении окружить и их. Этот маневр показался мне ручательством за наш успех. Массена выслал только нескольких застрельщиков на фланги неприятеля, чтобы задержать их движение, и первая колонна, добравшись до Лонадо, ударила по неприятелю; пятнадцатый драгунский полк кинулся на австрийских уланов и взял обратно наши пушки.

Неприятель расстроен в одну минуту. Он хотел ретироваться на Минио; я приказал моему адъютанту, Жюно, принять начальство над моей ротой колонновожатых, преследовать неприятеля и прежде его прийти к Дедзендзано.

Жюно встретил бегущего полковника Бендера с частью его улан и напал на них; но, не желая бить их с тылу, он принял вправо и напал с фронта, ранил полковника, которого хотел взять в плен, но был сам окружен, сбит с лошади и поражен шестью сабельными ударами, которые, надеюсь, не будут смертельны.

Неприятель ретировался на Сало: Тем временем Ожеро пошел на Кастильоне и овладел этой деревней; он вынужден был целый день сражаться против неприятеля, вдвое сильнейшего; артиллерия, пехота, кавалерия, все войска наши превосходно исполняли свою обязанность, и в этот достопамятный день нериятель совершенно разбит на всех пунктах. Он потерял в этот день двадцать орудий, от двух до трех тысяч человек убитыми и ранеными и четыре тысячи пленными, в числе которых три генерала.

Весь день семнадцатого числа Вурмзер занимался собранием остатков своей армии, присоединением к себе своих резервов, взятием из Мантуи всего, что мог оттуда взять, и построением своего войска в боевой порядок в долине между деревней Сканелло, к которой примкнул правым флангом, и Киезою, к которой прислонился левым.

Вурмзер собрал корпус в двадцать пять тысяч человек при многочисленной коннице и чувствовал, что может попытать счастья. Я, со своей стороны, приказал сосредоточиться всем моим войскам, а сам отправился в Лонадо, чтобы лично посмотреть, много ли могу отделить оттуда людей в помощь моим главным силам. Но каково же было мое удивление, когда я застал в Лонадо неприятельского парламентера, который принес начальнику нашего отряда, там расположенного, предложение сдаться, потому что отряд его окружен со всех сторон.

И в самом деле, кавалерийские ведеты дали мне знать, что многие неприятельские колонны подходят уже к нашим аванпостам, и что дорога от Бресчии к Лонадо уже перерезана у моста Сан-Марко. Я тотчас понял, что эти неприятельские колонны не что иное, как остатки разбитой дивизии, которые соединились и ищут средств открыть себе свободный путь. Обстоятельство было довольно затруднительное: Парламентер, встретив меня в Лонадо, казался очень удивленным, и через несколько минут неприятельская колонна положила оружие.

Она состояла из четырех тысяч человек пехоты, двух орудий и пятидесяти конников, шла от Гавардо и искала спасения в бегстве; не найдя возможности пробиться поутру через Сало, она теперь пыталась было открыть себе дорогу через Лонадо.

Восемнадцатого числа, при восходе солнца, обе армии стояли друг против друга в боевом порядке; однако ж было уже шесть часов утра, а еще обе стороны находились в совершенном бездействии. Тогда я велел всем своим войскам произвести отступательное движение, чтобы привлечь на себя неприятеля, потому что генерал Серюрие, которого я ожидал с минуты на минуту, должен был прийти от Маркарио и таким образом обойти весь левый фланг Вурмзера.

Движение это отчасти удалось. Вурмзер, наблюдая за нами, стал растягиваться вправо. Едва завидели мы голову дивизии генерала Серюрие, бывшую под командой генерала Фиорелла, который атаковал левое крыло неприятеля, как я и приказал генерал-адъютанту Вердиеру атаковать редут, построенный австрийцами посередине долины для поддержания своего левого фланга.

В то же время адъютант мой, батальонный начальник Мармон, получил повеление обратить на этот пункт двадцать орудий конной артиллерии, чтобы одним их сосредоточенным огнем принудить неприятеля оставить редут. После сильной канонады, произведенной этими двадцатью орудиями, левое крыло неприятеля начало совершенное отступление. Ожеро напал на неприятельский центр, примкнувший к башне Сольферино; Массена атаковал правый фланг; генерал-адъютант Леклерк, с пятой полубригадой, пошел на помощь к полубригаде четвертой.

Вся кавалерия под командой генерала Бомона направилась на правое крыло Вурмзера для поддержания конной артиллерии и пехоты. Мы торжествовали на всех пунктах и на всех пунктах имели самые блестящие успехи. Мы отбили у неприятеля восемнадцать орудий и сто двадцать амуничных ящиков: Он разбит совершенно; но войска наши, утомленные битвой, не могли его преследовать далее как на расстояние трех миль.

Генерал-адъютант Фронтен Frontin убит: Таким образом, в пять дней кончена и другая кампания. В эти пять дней Вурмзер потерял семьдесят полевых орудий, все амуничные ящики своей пехоты, от двенадцати до пятнадцати тысяч человек пленными, шесть тысяч убитыми и ранеными и почти всех солдат, прибывших с Рейна. Кроме того, большая часть его войска рассеяна, и мы в преследовании берем множество пленных. Все наши офицеры, нижние чины и генералы показали при этом затруднительном обстоятельстве великое мужество".

События столь удивительные возбудили в высочайшей степени энтузиазм тех итальянцев, которые принимали участие в французской революции, а люди, придерживавшиеся противной партии, упали духом, потому что имели неосторожность обнаружить свое удовольствие при прибытии Вурмзера и предварительно торжествовать вместе с имперцами будущее поражение французов и изгнание их из пределов полуострова. В числе этих неосторожных людей был кардинал Маттеи, архиепископ Феррарский.

Он не только радовался прибытию австрийцев и временным неудачам французов, но еще вооружал против них свою паству. После сражения при Кастильоне Наполеон приказал его задержать и привести в Бресчиу. Итальянский архиепископ, обращенный на истинный путь неудачей своих предприятий и разбитием австрийцев, не побоялся унизиться перед победителем и просто сказал ему: Эта выходка и это наружное смирение удались ему.

Хотя Наполеон и был вторым сыном Карла Бонапарта, однако, несмотря на то, считался главою своего семейства. Дед его, архидиакон Люциан, бывший опорою и попечительным руководителем своих внучат, предоставил ему это старшинство на смертном своем ложе и заповедал старшему его брату, Иосифу, никогда не забывать об этом. Наполеон был обязан таким отличием своему степенному, обдуманному поведению, здравому рассудку и высокому уму, которыми отличался с раннего возраста.

Поступив в году в Бриеннское военное училище, он занялся преимущественно изучением истории, географии и точных наук; репетитором его был Пишегрю, а товарищем Бурриенн. Наполеон показал особые успехи в математике и еще в школе обнаруживал расположение к занятиям политикою. Страстный к независимости своей отчизны, он питал необыкновенное чувство благоговения к Паоли, мнения которого защищал с жаром даже против мнений самого своего отца. Отзывы тех, которые утверждали, будто бы Наполеон был в училище молчалив, искал уединения, чуждался товарищей и не находил друзей, вовсе несправедливы.

Столь же ложно и то, что говорит Бурриенн, будто бы Наполеон был едок в своих шутках и очень нелюбезен: Ранняя степенность Наполеона и его резкие, суровые приемы, — только это могло подать повод к несправедливому обвинению его в мизантропии и в холодности души.

Но на самом деле он был от природы ласков и приветлив; только уже в зрелом возрасте произошла в его характере некоторая перемена, и он сделался мрачным и суровым.

По крайней мере, так говорит он о себе в своих записках, писанных на острове Святой Елены. Но один из этих самых товарищей доказал уже неосновательность этого рассказа и объяснил, что поводом к этому вымыслу послужил известный анекдот о снежной крепости, атакованной и защищаемой снежными комьями.

Наполеон особенно скучал зимой с на год; в эту зиму шло так много снегу, что он грудами лежал по полям, дворам и дорогам. Не было никакой возможности прогуливаться в саду, и Наполеону в часы рекреаций не оставалось ничего более делать, как расхаживать с товарищами взад-вперед по огромной рекреационной зале. Чтобы избавиться от такого однообразного занятия, Наполеон сумел встревожить всех учеников, убедив своих совоспитанников, что они найдут гораздо большее удовольствие, если примутся за лопаты, пробьют в снегу дорожки, построят из него брустверы, парапеты, контрескарпы и пророют в нем траншеи.

Веселая толпа с восторгом приняла предложение; оно тотчас же было приведено в исполнение, и эта маленькая примерная война продолжалась целых две недели и прекратилась бы не так еще скоро, если б в комья снега не стали попадать камешки и мерзлая земля, которыми многие из воспитанников, как осаждавших, так и осажденных, были довольно тяжело ушиблены.

Мне даже помнится, что я сам был из числа тех воспитанников, которым побольнее досталось от этой картечи. Чтобы всполошить таким образом целое училище, молодой Бонапарт, несмотря на свою склонность к уединению, должен же был иметь некоторое влияние на товарищей, и поэтому, уж конечно, в его сношениях с ними не было той дикости, суровости и колкости, которые ему приписывали, основываясь на сказаниях предубежденных или обманутых его биографов.

Он не только пользовался уважением товарищей, но и сумел приобрести также уважение своих профессоров.

1 2 3 4 5 6 7 8 9