Психотерапия - что это? Современные представления Джеффри К. Зейг, В. Майкл Мьюнион

У нас вы можете скачать книгу Психотерапия - что это? Современные представления Джеффри К. Зейг, В. Майкл Мьюнион в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Элементами коммуникации являются типы информации, и эта информации может быть как открытой, так и подразумеваемой эксплицитной или имплицитной. Однако если клиент говорит: Клиент может также сказать: Это будет определением, основывающимся на ощущениях. Но если клиент провозглашает: А вот утверждение "Я человек, подверженный тревожности" будет неопределенным, поскольку здесь дается неспецифическая формулировка.

Задача психотерапевта заключается в том, чтобы исследовать как выраженные клиентом элементы, так и невыраженные. В основе депрессии может лежать аффект, связанный с затруднительным положением, в котором клиент оказался, хотя чувство не выражается.

Он не скажет, например: Такие скрыто задействованные элементы часто заслуживают внимания психотерапевта. В подобных случаях уместен, например, такой вопрос: Однако, как указывалось выше, элементы, на которые обращает внимание психотерапевт, зависят от его предпочтений и склонностей. Часто психотерапия становится процессом, в ходе которого психотерапевт делает метакомментарии относительно того или иного элемента коммуникации.

Роджерианец, например, будет делать метакомментарии, касающиеся чувств, а семейный терапевт займется схемами отношений. В трансакциях, включающих терапию, влияние двенадцати коммуникативных элементов распространяется на обе стороны: Когда клиенты излагают свои жалобы, они подчеркивают определенные аспекты коммуникативного комплекса, что позволяет исследовать позиции, которые они занимают.

Когда психотерапевт отвечает клиенту, он также делает упор на одном или нескольких элементах, характеризующих его позицию. Для того чтобы добиться успеха, психотерапевт должен использовать единицы анализа, эмпатичные и подкрепляющие по отношению к позиции, занимаемой пациентом, но в то же время вызывающие изменения в этой позиции. Единицы анализа, которым отдает предпочтение психотерапевт, проецируются на клиента в рамках того направления психотерапии, которого придерживается данный психотерапевт.

Единице анализа психотерапевта отводится главенствующая роль, и клиенту приходится приспосабливаться к ней, для того чтобы процесс психотерапии мог осуществляться. К счастью, любая из проблем, с которыми мы имеем дело в психотерапии, состоит из двенадцати элементов.

Каждая проблема включает в себя поведенческий, эмоциональный, когнитивный, сенсорный и другие компоненты. Следовательно, оказывая воздействие на один элемент, мы вызываем изменения во всей системе. Если, например, кому-то успешно удается изменить поведение клиента, может измениться вся система из двенадцати элементов, которая и составляет проблему.

То же самое можно сказать об интервенциях в отношении чувств, также влияющих на всю систему. Очень хорошо, если в стремлении решить проблему нам удается добиться изменений в системе за счет воздействия на один из ее элементов. В противном случае психо- терапевт должен проявить достаточную гибкость и переключиться на другие единицы анализа или же попытаться использовать иное сочетание нескольких единиц анализа.

Подводя итоги, следует сказать: Клиент приходит на психотерапию со своими предпочтениями в сфере коммуникации, то же самое делает и психотерапевт. Как указывалось ранее, некоторые психотерапевты основное внимание. Эти предпочтения определяют единицу анализа, то есть то, что психотерапевт считает кварком, основным элементом, требующим внимания. Единицы анализа, присущие данному психотерапевту, получают теоретическое обоснование и становятся имплантированными "призмами". Единицы анализа— это не что-то, связанное только с мыслительным процессом, они приобретают и перцептивный характер, становятся в буквальном смысле слова способом видения проблемы.

Психотерапевты смотрят на своих клиентов через "призмы", приобретенные ими на раннем этапе своей подготовки в дополнение к тем "призмам", которыми они обзавелись в начале своего личностного развития.

Часто с течением времени психотерапевт начинает видеть проблемы своего клиента исключительно через определенные "призмы", что, несомненно, мешает его работе. Поскольку многие "призмы" используются психотерапевтами для того, чтобы сделать понятными реакции клиентов, существует много различных определений сущности психотерапии на уровне родов, видов и подвидов.

Изучив вопросы, по которым существует согласие относительно сущности психотерапии, а также исследовав единицы анализа как клиентов, так и психотерапевтов, мы пришли к следующему определению психотерапии на уровне семейства вне связи с той или иной теорией: Этот процесс происходит в рамках профессиональных отношений, характеризующихся наличием договорных обязательств между участвующими сторонами, доверительностью и эмпатией.

В ходе этого процесса в центре внимания эксплицитно или имплицитно оказываются личность клиента, техника психотерапии или и то, и другое.

В результате происходят устойчивые изменения в многочисленных сферах жизни клиента. Процесс психотерапии является идиосинкразическим и бывает обусловлен взаимодействием ранее сложившихся позиций клиента и психотерапевта.

В заключительной главе будут представлены ранее опубликованные определения психотерапии на уровне семейства, а также состояние развития психотерапии в сферах, где они зародились, и будут вновь подвергнуты оценке единицы анализа. Работы, представленные в настоящем сборнике, богаты идеями и хорошо написаны. Мы вручаем эту книгу Вам, читатель, с тем, чтобы Вы смогли ознакомиться с убедительной логикой представленных работ и в ходе чтения уточнить свой собственный ответ на вопрос: Согласно Мармору, психоанализ в широком понимании состоит из трех элементов: Методы психоанализа были разработаны до того, как была создана его исчерпывающая теория: По существу, психодинамическая теория представляет собой некий набор теорий, рассматривающих неосознанно протекающие процессы и развитие личности.

Человек пытается разрешить эти конфликты двумя путями: Цель адаптации заключается в том, чтобы удовлетворять потребности в удовольствии и избегать боли. Следствием попыток разрешить конфликты и адаптироваться бывает формирование определенных черт и функций, способностей и внутренних запретов, набор которых варьирует от индивида к индивиду. Определенная степень гибкости, комфорт, способность контролировать свое поведение, умение справляться с жизненными трудностями и строить отношения с другими людьми — таковы признаки хорошего психического здоровья.

Дискомфорт, скованность, изоляция, ригидность и неспособность контролировать свое поведение — признаки расстройства психического здоровья". Бернстейн и Уорнер, В этой связи Паолино отмечает, что психоаналитическая психотерапия преследует четыре цели: Находясь под гипнозом, пациентка вспомнила ранее вытесненные из сознания факты, вызывавшие конфликт, что привело к устранению симптомов.

Вскрытие причин ее неприятностей и тот факт, что она смогла понять случившееся с нею, явились фундаментом психоаналитического метода. Последующая эволюция психоаналитической теории изобилует такими деталями и так многогранна, что изложить ее вкратце нелегко. Здесь мы можем лишь отметить вехи в ее развитии или, точнее, назвать ее родоначальников. В рамках школы Фрейда речь идет о группе лиц, развивавших учение Фрейда или лишь незначительно отклонявшихся от него важный вклад в развитие психоанализа был сделан Шандором Ференци, продолжившим развитие идей Фрейда, Анной Фрейд, изучавшей Эго и психологическе защиты, Мелани Кляйн, внесшей вклад в развитие анализа детей, и Вильгельмом Райхом, чьи работы были посвящены оргазму, а также некоторыми другими психоаналитиками.

Неофрейдисты, среди которых были Альфред Адлер, разработавший "Индивидуальную психологию", Карен Хорни, распознавшая важное значение культурного контекста, Эрих Фромм, работавший над интерпретацией личностного развития, и Гарри Стак Салливан с его психиатрией межличностных отношений, — расширили границы психоаналитической мысли. Философски ориентированные школы глубинной психологии были основаны К. Юнгом, описавшим структуру психики, Отто Ранком, исследовавшим волевой акт и родовую травму, и Людвигом Бинсвангером, который предложил основывающийся на феноменологии экзистенциальный анализ.

Здесь мы упомянули далеко не всех исследователей, внесших вклад в развитие психоанализа в этом направлении, а назвали лишь имена, ссылки на которые читатель найдет в работах, вошедших в данную главу.

Динамическая психология содержит ряд исключительно сложных теоретических систем, акцентирующихся на различных единицах анализа элементов коммуникации. Однако все аналитические школы первичными считают когнитивные процессы и идиосинкразическую историю.

Психотерапевт подталкивает клиента к пониманию и вынесению скрытых аспектов в сознание. Таковы "призмы" и клиента, и психотерапевта, стремящегося исследовать темные закоулки бессознательного и понять его эволюцию.

Обзорный раздел главы содержит работы, в общих чертах рассказывающие о психодинамическом подходе и психоаналитической психотерапии. Джудд Мармор описывает элементы, существенные для всех направлений психотерапии. Гарольд Мосак предлагает метафору, описывающую происхождение неофрейдистского и других динамических направлений от классических идей фрейдизма.

Джералд Элберт обсуждает элементы, общие для всех психодинамически ориентированных подходов, а Джозеф Кобос рассматривает значение отношений психотерапевт-пациент в психотерапевтическом процессе. В разделе "Классические подходы" представлены направления, непосредственно продолжающие работы Фрейда и его учеников — Юнга и Адлера. Ричард Чессик поясняет различия, существующие между поддерживающей и "вскрывающей" психотерапией, а также говорит об уникальной ценности психоаналитического подхода и приводит веские доказательства в пользу своей точки зрения.

В заключительном разделе этой главы "Психодинамически ориентированные подходы" показана степень практической вариабельности, возможной в рамках психодинамической теории. Ричард Робертиелло рассказывает о динамически ориентированном эклектико-интегративном подходе. Доналд Натансон в своей концепции психотерапии исходит из того, что психологические процессы имеют биологическую природу. Психоаналитически ориентированный подход Роберта Лэнгса подчеркивает аспект коммуникации.

В основе краткосрочной динамической психотерапии Ганса Страппа лежит положение Фрейда, согласно которому психоаналитическая психотерапия представляет собой одну из форм переобучения. Введение к этой главе мы завершаем особым образом. Покойный Бруно Беттельгейм обратился к составителям сборника "Психотерапия — что это?

Цель психотерапии, согласно Фрейду, заключается в том, чтобы с помощью свободных ассоциаций, анализа сновидений и тому подобного помочь пациенту увидеть то, что происходит в его бессознательном. Ведь, согласно Фрейду, "где было Ид, должно стать Эго. Или, другими словами, цель психотерапии заключается в том, чтобы избавить пациента от излишних тягот жизни и тем самым помочь ему обрести силу, необходимую для того, чтобы успешно справляться с ее неизбежными невзгодами, а также помочь ему цитирую Фрейда еще раз "стать способным хорошо любить и хорошо выполнять ту работу, которая является социально полезной и имеющей для пациента личностную значимость".

New directions in psychoanalytic theory and therapy. Психотерапия — это процесс, при котором человек, желающий избавиться от симптомов или проблем, с которыми он сталкивается в своей жизни, или стремящийся к личностному росту, имплицитно или эксплицитно заключает контракт на определенное — вербальное или невербальное — взаимодействие с человеком или несколькими людьми , выступающими в роли агентов помощи.

Определение, приведенное выше, является довольно общим и относится ко всем направлениям психотерапии. Оно соответствует моей точке зрения, согласно которой существуют "общие знаменатели" для всех направлений психотерапии, обусловливающие изменения в поведении клиентов. Первым и наиболее важным из этих "общих знаменателей" являются здоровые отношения между клиентом и психотерапевтом, в основе которых лежат доверие, раппорт, эмпатия, а также искренний интерес, проявляемый психотерапевтом к клиенту, уважение к нему, понимание.

Если эти основополагающие принципы соблюдаются, то обычно наличествуют и другие элементы: И все это происходит в условиях постоянной эмоциональной поддержки, оказываемой психотерапевтом. Соотношение названных элементов может изменяться в зависимости от проблемы, особенностей клиента и психотерапевта, но все они обычно в той или иной степени присутствуют в любой форме межличностной психотерапии. Вопреки высказываниям сторонников некоторых направлений психотерапии, я не верю, что существуют какие-то особые техники или процедуры, способные заменить хорошие отношения между пациентом и психотерапевтом, являющиеся альфой и омегой успешной психотерапии.

В психотерапии я, как, наверное, и любой психотерапевт, стремлюсь помочь моим клиентам добиться смягчения присущих им эго-дистонных симптомов, установить дающие удовлетворение межличностные и сексуальные связи, эффективно работать, быть социально ответственными и, в границах своих возможностей, добиваться определенных достижений. Эти цели, кстати говоря, присущи не только психотерапии, они представляют собой нормы, принятые в нашей культуре.

Динамическую психотерапию отличают не столько ее цели, сколько метод, заключающийся в попытке помочь людям осознать все те системные факторы, которые лежат в основе их внутри- и межличностных трудностей, а также целенаправленное и контролируемое использование отношений между клиентом и психотерапевтом, для того чтобы способствовать усилению личностных и адаптационных возможностей клиента.

Рассказывая о своем методе психотерапевтической работы с пациентами, я вполне отдаю себе отчет в том, что существуют и другие подходы, которые могут быть использованы другими психотерапевтами с таким же успехом. Я отнюдь не считаю, что мои методы обязательно лучше других, представленных в настоящем сборнике.

Мой подход к психотерапии сложился в результате полученного мною образования и подготовки. Я врач, и мне известны многие пути, какими физиологические и биохимические факторы могут влиять на поведение. Кроме того, полученная психоаналитическая подготовка позволяет мне оценить всю сложность внутрипсихического функционирования и значение снов, фантазий и различ ных парапраксий то есть несоответствий действий поставленной цели.

И, наконец, интерес к антропологии и социологии, который я испытываю всю свою жизнь, позволил мне убедиться в важности влияния, оказываемого социокультурными факторами. Поэтому я отношусь к каждой психопатологической проблеме как к результату динамического взаимодействия биологических, психологических и социологических факторов. И первая проблема, с которой я сталкиваюсь в работе с пациентами, заключается в том, чтобы с их помощью выявить, как, когда, где и почему взаимодействие данных факторов в жизни пациентов породило те трудности, с которыми сталкиваются эти люди.

При этом основным инструментом эффективных психотерапевтических изменений выступает метод, с помощью которого я оперирую качеством и характером моих взаимодействий с клиентами как на уровне сознания реалистическом , так и на уровне бессознательного перенос и контрперенос. Многие критикуют психоаналитический подход. Критике подвергаются и его теоретические обоснования, и те большие затраты времени и денег, которых он требует.

Однако тот подход, который осуществляю я, не является классическим: С большинством из моих клиентов я работаю сидя лицом к лицу, определяю частоту сеансов в зависимости от клинических потребностей, а также стремлюсь сделать свою работу проблемно-сфокусированной и ограниченной во времени. Системный биопсихосоциальный подход позволяет мне лучше понять проблемы своих клиентов, чем обычно бывает возможно. Если возникновение этих проблем обусловлено также физиологическими или нейрохимическими факторами, я, если это показано, могу прибегнуть и к фармакологическим средствам, что часто облегчает психотерапевтический процесс.

Точно так же чувствительность к факторам внешней среды позволяет мне и моему клиенту по возможности конструктивно справляться со стрессом, вызываемым окружающей действительностью.

В то же время умение работать с бессознательными защитами и сопротивлениями клиентов позволяет мне помочь им увидеть, как они сами способствуют появлению дезадаптирующих проблем. Конечно, любая психотерапия, центрированная на клиенте только как на индивидууме, имеет серьезные ограничения.

Конечно же, бывают ситуации, когда целесообразно использование в первую очередь семейной терапии, терапии супружеских пар или групповой психотерапии. Колоссальную дополнительную пользу может принести также использование названных видов психотерапии совместно с психоаналитической терапией.

Точно так же при определенных условиях, особенно при фобиях, более эффективными и быстро действующими оказываются гипнотерапевтический, поведенческий или комбинированный поведенческо-фармакологический подходы. В идеальном случае прошедший хорошую подготовку психотерапевт должен уметь использовать такие подходы, когда это показано, или же, руководствуясь в первую очередь интересами пациента, он должен направить его к соответствующему специалисту.

Джадд Мармор является заслуженным профессором психиатрии в Университете Калифорнии и адъюнкт-профессором психиатрии в Университете Калифорнии, Лос-Анджелес. Он получил степень доктора медицины г. В прошлом он был президентом Американской ассоциации психиатров и Американское академии психоанализа. Мармор является лауреатом многочисленных премий, включая премию Американской психиатрической ассоциации, Иттлесоновской премии Американской ортопсихиатрической ассоциации, премии Боунса за выдающиеся достижения и лидерство Американского колледжа психиатров.

Колледж врачей и хирургов Колумбийского университета присудил ему серебряную медаль за выдающиеся достижения в психиатрии. Он является членом редакционных советов десяти журналов и автором примерно статей и рецензий. Его перу принадлежат шесть книг. Мармор является горячим сторонником системно-теоретического подхода к проблемам психических заболеваний.

Он играл ведущую роль в кампании Американской психиатрической ассоциации, направленной на исключение гомосексуализма из списка психических болезней. The nature of the psychotherapeutic process. Selected papers of Judd Marmor, M. The nature of the therapeutic process revisited. Common denominators in diverse approaches. Кто в это уверует, будет иметь жизнь вечную.

Психотерапия представляет собой процесс "религиозного" обращения, предлагающий людям устранять, модифицировать или изменять старые убеждения, способы восприятия и привычки ради обретения "спасения". Она осуществляется "священниками" и "дьяконами" по-разному определяемыми законом, университетами и профессиональными организациями , а также "светским духовенством" парапрофессионалами и "священниками"-самозванцами , сведущими в догматах данной религии и прошедшими подготовку, позволяющую им совершать обращение.

Это была эпоха чудес! Фрейд отправился во Францию, научился творить "чудеса" и основал новую религию — психоанализ. Такое отклонение от существовавшей ортодоксии спровоцировало призывы "распять" отступника, но Фрейд выжил, и с помощью его "апостолов" новая религия пустила корни.

Новая религия стала "истинной" религией; только те, кто прошли обращение, могли на законных основаниях сомневаться в ней, и от них едва ли можно было этого ожидать. И все же некоторые из первых причастников — Адлер, Юнг, Ранк, Штекель и Ференци — бросили вызов догмам Фрейда и основали свои собственные "секты".

Несмотря на такое отступничество, психоанализ преуспевал, его доктрина распространилась по всему миру, став ведущей религией. Фрейд попытался было придать психоанализу наукообразие, но затем признал, что он всего лишь видоизменил древнюю религиозную веру в демонов, управляющих судьбами людей. Подобно тому, как религиозные фанатики часто приходят в восторг от "таинств", так и психоанализ воздействовал на воображение людей своим жаргоном и своими построениями, такими как "бессознательное" и населяющие его демоны.

Только те, кто был посвящен в "таинства", становились подлинными причастниками и могли стремиться к "священству" аналитиков, которые позже посвящали в "таинства" и других людей. И хотя Фрейд утверждал, что медицинское образование не является необходимым условием посвящения в духовный сан, официальная точка зрения американской "церкви" заключается в том, что только врачи могут стать "пастырями, принадлежащими к белому духовенству" Фрейд, Появление после Второй мировой войны недирективной психотерапии К.

Роджерса положило начало "Реформации", привлекшей многих последователей, которым была закрыта дорога к священству в старой религии. Роджерса секуляризировала священство, устранила фрейдистские ритуалы и заменила плохих демонов Фрейда хорошими демонами — "силами роста" личности. Неожиданно психологический мир стал свидетелем настоящего взрыва — появления множества религиозных движений, каждое со своей собственной системой верований и со своими ритуалами.

Среди этих новичков оказались системы верований, основывающиеся на когнитивных процессах, на чувствах, на поведении, на духовных элементах и на отношениях. Религиозные практики процветали в некоторых случаях они считались лишь желательными, в других — обязательными и использовали марафоны, психодраму, массаж, "внутренний взрыв", парадоксальные интенции и формирование условных рефлексов. Предполагалось, что священники и прихожане будут вести себя опреде ленным образом, а если последние поступают иначе, их можно обвинить в том, что они сопротивляются своей церкви или усилиям священников.

Вера священника была критическим фактором. Что же предлагали эти религии? Спасение в виде устранения симптомов, улучшения межличностного общения, открытия смысла, самореализации и внутренней гармонии.

Некоторые религии считают, что врата небесные открыты для всех; другие вводят ограничения: Дорога к спасению вымощена верой. Люди стремятся принять ту или иную веру, прослышав о "чудесном, творящем чудеса психотерапевте" или прочитав статью, превозносящую данную религию до небес. Возможно, что они обращаются к той или иной религии по совету врача, и тогда вера во врача переходит в веру в священника.

И вот священник начинает еще более усиливающий веру процесс обращения. Он выступает в роли оракула, прорабатывает сопротивление, создает психотерапевтический альянс, обеспечивает инсайт, коррективный эмоциональный опыт или атмосферу, способствующую росту. Если вера может привести в движение горы, то почему она не может сделать это с людьми? Многие теоретики — Фрейд, Адлер, Юнг, Маурер и Франкл — хотя и не называли свои системы религиями, отмечали сходство между определенными положениями своих теорий и положениями религий.

Психотерапевты психоаналитического направления часто предлагают Истину, психотерапевты поведенческого направления демонстрируют Путь, а сторонники экзистенциальной психотерапии указывают на Жизнь. Будучи психотерапевтом школы Адлера, я являюсь одновременно и "священником" и "миссионером".

Я стараюсь обратить людей в свою веру, предлагая им путь к "спасению". В вопросах веры я твердо придерживаюсь религиозных догматов. Я получил математическую подготовку и считаю их аксиомами и постулатами своей системы. Я допускаю существование других, равноценных систем, каждая из которых имеет свое "дано". Главными составляющими моей теории являются следующие элементы: Мы стремимся привить людям — как в жизни, так и в психотерапии, — "общественный интерес".

Это понятие включает в себя такие качества, как участие в жизни общества, вклад в общее благосостояние, отвагу, веру в себя и позитивное восприятие самого себя, любовь и готовность приложить усилия для изменения общества в тех областях, в которых мы считаем изменения желательными или необходимыми. На практике, однако, мой подход оказывается более эклектичным, гибким и прагматическим, хотя в практической работе я не нарушаю основных положений своей системы.

Этот подход аналогичен подходу религиозного человека. Вполне возможно, например, быть христианином вне зависимости от того, верите вы в крещение путем окропления святой водой или путем погружения в воду, но нельзя быть христианином, если вы не считаете Иисуса Мессией. Основные догмы остаются ненарушенными, но внутри данной заданной структуры имеется простор для различных вариантов определенной деятельности в том числе и отказ от некоторых ее видов , для импровизации и нововведений.

Будучи последователем Адлера, я пытаюсь "обратить" своих клиентов в эту "религию", но когда дело касается практической работы, то и я сам, и мои клиенты обладаем определенной свободой выбора. Мои цели бывают разными в работе с разными клиентами.

Я выслушиваю исповеди, вселяю надежду, избавляю от вины, "исцеляю" больных, поднимаю падших, ободряю, раскрываю и объясняю "тайны", указываю на возможности иного выбора и иного поведения, укрепляю в вере. Усиление веры клиентов в мою религию способствует росту их веры в себя, усилению чувства того, что они представляют ценность, являясь такими, какие они есть.

Они учатся мужеству быть несовершенными и начинают понимать, что несовершенство присуще людям и, следовательно, их несовершенство — это доказательство их принадлежности к человеческому роду. Мы не делаем прогнозов. Мы полагаем, что каждый человек может стать лучше, чем он есть, и задача психотерапии заключается в том, чтобы способствовать росту пациента.

То, чем я занимаюсь, это не наука. Психотерапевт является мастером своего дела, часто обладающим харизмой, специалистом в вопросе укрепления веры. Но хотя "процесс обращения" и не является наукой, он, тем не менее, доступен научному исследованию.

Мосак в настоящее время преподает в Институте Альфреда Адлера в Чикаго, где он является председателем совета попечителей. Он получил докторскую степень в области клинической психологии в г. Преддипломную подготовку Гарольд Г. Мосак прошел у бихевиористов, а последип-ломную — у Карла Роджерса. В интернатуре его супервизорами были фрейдисты.

После защиты докторской диссертации он первое время работал у Адольфа Майера, возглавлявшего группу психобиологов. Почти четыре десятилетия назад Гарольд Г. Мосак обратился к психологии Адлера и с тех пор занимается частной психотерапевтической практикой.

Мосак является автором многих статей и книг, среди которых "Ха-Ха и аГа: Диапазон его интересов весьма широк: Original work published A neurosis of demoniacal possession in the seventeeth century. The courage for imperfection. Exploration in personal growth.

Психотерапия предназначена для людей, страдающих от блокирования эмоционального роста или неадекватных способов реагирования на внутренние или внешние стимулы.

Этот процесс имеет две составляющие: В процессе психотерапии пациент вспоминает вызвавшие травму события. В ходе психотерапии выявляются также защитные психические механизмы, созданные пациентом для того, чтобы защитить себя от болезненного осознавания таких событий. Хотя результаты, возможно, окажутся такими же, как в первом случае. Психотерапевт-новичок в силу своих личностных особенностей и склонностей тяготеет к той или иной модели личности или терапии и обычно становится заядлым приверженцем данной модели.

От нее зависит, на что будет обращать внимание психотерапевт, контактируя с клиентом, и как он будет реагировать в ходе этого процесса. Таким утверждением является, например, требование: Терапия заключается в выявлении и корректировке этих иррациональных убеждений. Впоследствии клиенты сами выявляют и исправляют свои иррациональные убеждения.

Представители рационально-эмотивной психотерапии утверждают, что в этом и заключается сущность психотерапии. В следующем разделе рассматривается парадигма единицы анализа как основы концепции сложного взаимодействия между моделью психотерапевтической интервенции, психотерапевтом и клиентом.

Единица анализа определяет вид психотерапии, практикуемый тем или иным специалистом. В определенном смысле это проективная техника, позволяющая понять особенности личности психотерапевта в той же степени, что и особенности личности пациента. Это объясняется тем фактом, что даже в рамках определенного направления психотерапевты обладают идиосинкразическим видением пациентов, проблем и принимаемых решений.

Каждый психотерапевт располагает единицами анализа, обусловленными его идиосинкразическими позициями. Для объяснения понятия единица анализа можно воспользоваться концепцией, применяемой по отношению к клиентам группой Института психических исследований ИПИ. Это концепция позиции, которую занимает пациент. Например, пациент может занимать следующие позиции: Психотерапевты Центра краткосрочной психотерапии ИПИ подчеркивают важность определения занимаемой клиентом позиции, что позволяет приспособить психотерапию к особенностям конкретного человека.

Тогда с клиентом можно работать, находясь в рамках его собственной системы ценностей. Стоит также обратить внимание на позицию, занимаемую психотерапевтом: В зависимости от полученной им подготовки психотерапевт может считать единицей анализа, например, эмоции, поведение, мысли или отношения.

Некоторые психотерапевты основной упор делают на том, что происходит во внутреннем мире клиента, иных же больше всего интересуют отношения, складывающиеся между психотерапевтом и клиентом. Одни придают большое значение исследованиям, другие исследований избегают. Некоторые превозносят значение личностного роста. А кое-кто все свое внимание уделяет симптомам.

Кто-то подчеркивает важность процессов, происходящих в сознании; а есть и такие, кто целиком сосредоточивается на бессознательном. Единица анализа часто бывает связана с какой-нибудь схемой фиксированного действия. Так же, как это бывает с инстинктами у животных, простой стимул, относящийся к сложному полю, вызывает серии стереотипных видов поведения.

Схемы фиксированного поведения обычно бывают самомотивирующими, так что животные будут искать такой стимул или раздражитель, который запустит действие по определенной схеме. Примером может служить кошка, играющая с мышью. Нечто подобное может иметь место и в психотерапии. Например, как только психоаналитик обнаруживает перенос, результатом становится схема фиксированного действия. Это может быть интерпретация, конфронтация или объяснение. Как только представитель поведенческой психотерапии обнаружит поведение избегания, он, вероятно, начнет осуществлять в работе с пациентом систематическую десенсибилизацию.

Если гештальт-терапевт определяет плохие границы контакта, то результатом может стать упражнение на осознавание. Сторонник трансактного анализа, например, увидит такие эго-состояния, как Родитель, Взрослый и Ребенок, а также сценарии и игры. Клиенты часто принимают проекции психотерапевта и демонстрируют те феномены, которые ищут их психотерапевты.

Приведем простой пример, касающийся снов. Клиент психоаналитика в ходе психотерапии станет спонтанно рассказывать о своих снах, в то время как клиенты, проходящие поведенческую или семейную психотерапию, делать этого не будут. Можно предположить, что аналитические клиенты научаются иметь больше снов, чем клиенты бихевиоральных или семейных терапевтов. Для того чтобы лучше понять позицию, которую занимает психотерапевт, мы будем применять схему, разработанную для исследования элементов межличностного общения.

Элементы общения хорошо позволяют рассмотреть категории единиц анализа, позицию, занимаемую данным человеком. Зейг разделил психотерапевтическое общение на двенадцать отдельных элементов. Конкурирующими с первичными элементами коммуникации являются восемь вторичных элементов, модифицирующих первичные элементы: Эти элементы коммуникации присущи как клиентам, так и психотерапевтам. Различные направления психотерапии в теории и практике также делают упор на тех или иных элементах контакта.

Так, например, сторонники поведенческой психотерапии утверждают, что задача психотерапии заключается в изменении поведения. Роджерса подчеркивается значение чувств. Аналитические школы делают упор на мышлении. Нейро-лингвистическое программирование во главу угла ставит сенсорный опыт. В семейной терапии подчеркивается значение отношений. Имеются также школы психотерапии, называемые контекстуальными, и существует целый ряд идиосинкразических подходов.

Весьма вероятно, что психотерапевта привлекают подходы, соответствующие его индивидуальному стилю коммуникации. Кроме того, давая определение той или иной проблеме, можно исходить из любого элемента коммуникации или из сочетания элементов. Депрессия, например, может быть определена как поведение, как чувство, как паттерн отношений или как биологический процесс.

Это определение может быть предложено как клиентом, так и психотерапевтом, а иногда между ними происходит борьба, в ходе которой каждый старается доказать превосходство своей трактовки, ибо как клиент, так и психотерапевт обычно стремятся выделить один элемент, пренебрегая другими.

Элементами коммуникации являются типы информации, и эта информации может быть как открытой, так и подразумеваемой эксплицитной или имплицитной.

Явно или неявно акцентированные элементы и их содержание определяют позиции, занимаемые пациентом и психотерапевтом. Рассмотрим тревожность клиента симптом есть коммуникация и позицию, которую он может занять: Однако если клиент говорит: Клиент может также сказать: Это будет определением, основывающимся на ощущениях.

Но если клиент провозглашает: Задача психотерапевта заключается в том, чтобы исследовать как выраженные клиентом элементы, так и невыраженные. В основе депрессии может лежать аффект, связанный с затруднительным положением, в котором клиент оказался, хотя чувство не выражается.

Он не скажет, например: Такие скрыто задействованные элементы часто заслуживают внимания психотерапевта. В подобных случаях уместен, например, такой вопрос: Однако, как указывалось выше, элементы, на которые обращает внимание психотерапевт, зависят от его предпочтений и склонностей. Часто психотерапия становится процессом, в ходе которого психотерапевт делает метакомментарии относительно того или иного элемента коммуникации. Роджерианец, например, будет делать метакомментарии, касающиеся чувств, а семейный терапевт займется схемами отношений.

В трансакциях, включающих терапию, влияние двенадцати коммуникативных элементов распространяется на обе стороны: Когда клиенты излагают свои жалобы, они подчеркивают определенные аспекты коммуникативного комплекса, что позволяет исследовать позиции, которые они занимают. Когда психотерапевт отвечает клиенту, он также делает упор на одном или нескольких элементах, характеризующих его позицию.

Для того чтобы добиться успеха, психотерапевт должен использовать единицы анализа, эмпатичные и подкрепляющие по отношению к позиции, занимаемой пациентом, но в то же время вызывающие изменения в этой позиции. Единицы анализа, которым отдает предпочтение психотерапевт, проецируются на клиента в рамках того направления психотерапии, которого придерживается данный психотерапевт.

Единице анализа психотерапевта отводится главенствующая роль, и клиенту приходится приспосабливаться к ней, для того чтобы процесс психотерапии мог осуществляться. К счастью, любая из проблем, с которыми мы имеем дело в психотерапии, состоит из двенадцати элементов. Каждая проблема включает в себя поведенческий, эмоциональный, когнитивный, сенсорный и другие компоненты.

Следовательно, оказывая воздействие на один элемент, мы вызываем изменения во всей системе. Если, например, кому-то успешно удается изменить поведение клиента, может измениться вся система из двенадцати элементов, которая и составляет проблему.

То же самое можно сказать об интервенциях в отношении чувств, также влияющих на всю систему. Очень хорошо, если в стремлении решить проблему нам удается добиться изменений в системе за счет воздействия на один из ее элементов.

В противном случае психотерапевт должен проявить достаточную гибкость и переключиться на другие единицы анализа или же попытаться использовать иное сочетание нескольких единиц анализа. Подводя итоги, следует сказать: Клиент приходит на психотерапию со своими предпочтениями в сфере коммуникации, то же самое делает и психотерапевт. Эти предпочтения определяют единицу анализа, то есть то, что психотерапевт считает кварком, основным элементом, требующим внимания.

Изучив вопросы, по которым существует согласие относительно сущности психотерапии, а также исследовав единицы анализа как клиентов, так и психотерапевтов, мы пришли к следующему определению психотерапии на уровне семейства вне связи с той или иной теорией: Этот процесс происходит в рамках профессиональных отношений, характеризующихся наличием договорных обязательств между участвующими сторонами, доверительностью и эмпатией.

В ходе этого процесса в центре внимания эксплицитно или имплицитно оказываются личность клиента, техника психотерапии или и то, и другое. В результате происходят устойчивые изменения в многочисленных сферах жизни клиента. Процесс психотерапии является идиосинкразическим и бывает обусловлен взаимодействием ранее сложившихся позиций клиента и психотерапевта. В заключительной главе будут представлены ранее опубликованные определения психотерапии на уровне семейства, а также состояние развития психотерапии в сферах, где они зародились, и будут вновь подвергнуты оценке единицы анализа.

Работы, представленные в настоящем сборнике, богаты идеями и хорошо написаны. Мы вручаем эту книгу Вам, читатель, с тем, чтобы Вы смогли ознакомиться с убедительной логикой представленных работ и в ходе чтения уточнить свой собственный ответ на вопрос: The tactics of change: Игры и упражнения для тренингов. Ральф Уолдо Эмерсон Давайте подумаем о Джоне: Организация Из организационных соображений полученные нами работы были распределены по девяти главам: Таксономия В качестве примера, позволяющего понять, что же такое таксономия, рассмотрим автомашину, принадлежащую какому-либо человеку.

Перспективы психотерапии Изучение представленных работ позволяет говорить о том, что на общем уровне то есть на уровне семейства существуют три области, где имеет место общность взглядов: Отношение Важность психотерапевтических отношений признается всеми авторами, в некоторых работах об этом говорится прямо. Определение психотерапии Изучив вопросы, по которым существует согласие относительно сущности психотерапии, а также исследовав единицы анализа как клиентов, так и психотерапевтов, мы пришли к следующему определению психотерапии на уровне семейства вне связи с той или иной теорией: Психотерапия глазами психотерапевта - К.

Семейный портрет в интерьере. Семейная терапия - Дж. Эволюция психотерапии - Эволюция психотерапии. Западный и восточный подход к психотерапии и терапевтическим отношениям - Джон Уэлвуд Глава Роджерс Скромное обаяние психотерапии - Психотерапевты о психотерапии - Муллан Б.

Рассказы о психотерапии - Эволюция психотерапии. Зейга Отношения психотерапевт - семья. Дроздовский Раздаточный материал к курсу психоаналитической психотерапии - Методы современной психотерапии.